Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
20:45 

Гость из преисподней

Обернись. Ты здесь не один.
Название: Гость из преисподней.
Автор: FairyFoxy.
Описание: Уйти из дома нетрудно, гораздо сложнее отказаться от данного по рождению и найти свое место в мире. Ведь завоевать уважение людей можно лишь добиваясь всего самостоятельно. А для этого нужно понять, что все изменения начинаются с нас самих.
Отказ от прав: не претендую на то, что позаимствовала из оригинального произведения.
Пейринг: Дэмиен/Пип.
Рейтинг: NC-17.
Размещение: я не против, но прошу уведомлять меня об этом.
От автора: написано на конкурс фиков. По арту profileЧто за Покемон?!!

Глава 1.
Пип сидел на краешке кровати и сосредоточенно хмурил брови. С одной стороны, это был удачный день. С ним пару раз разговаривали, он провел много времени, общаясь с другими ребятами, и даже остался цел. С другой, когда раковина врезалась ему в живот в тот момент как его насильно окунали под кран и не давали глотнуть воздуха, он подумал, что, может, лучше быть одному… Но это ощущение быстро прошло, стоило просидеть два урока и провести перемену в полном одиночестве. И он опять сам пошел на контакт, закончившийся несколькими пинками и разбросанными по коридору вещами. Зато ему было чем занять перерыв между уроками. Это предпочтительнее, чем всю перемену подпирать стенку, потому что с тобой никто не хочет общаться. Правда, иногда немного болезненно.
Трудно сказать, что Пипу нравились издевательства над ним. Однако за годы своей жизни он привык к ним и относился к роли мальчика для битья достаточно спокойно. В конце концов, ему пришлось признать, что у него никогда не будет настоящего друга – такого, чтобы можно было делить с ним все радости и печали, проводить вместе время, делать домашние задания… Пипу даже доклады приходилось выполнять в двойной мере – никто не хотел становиться с ним в пару. К тому же, одному было очень скучно. Так что да, скорее всего, день был хорошим.
Трель звонка разогнала его думы. Родители были на работе, и Пип сбежал по лестнице, чтобы встретить пришедшего гостя. Вероятно, это кто-нибудь из соседей принес пирожки для его матери – она превосходно готовила и периодически обменивалась блюдами с другими домохозяйками.
Пип открыл дверь и с улыбкой уставился на стоящего на крыльце человека. Это был подросток, едва ли старше его шестнадцати, с черными растрепанными волосами и в черной же одежде. У ног его находился чемодан все того же мрачного цвета. Парень был явно чем-то расстроен – нижняя губа обиженно выпячена, а между черных бровей вразлет - тоненькая складка.
- Добрый день, - участливо произнес Пип, сделавший выводы относительно душевного спокойствия его гостя. – Меня зовут Пип, а…
- Дай пройти, - весьма невежливо перебил его парень.
Пип посторонился, и гость затащил чемодан, бросил его посреди гостиной и встал как столб, обхватив себя руками, точно хотел защититься от неведомой угрозы.
- Ты издалека? – спросил Пип. – Ты, должно быть, устал, я приготовлю тебе горячего чая.
- Я надолго, - бросил парень.
- О, ты останешься ночевать? – обрадовался Пип. У него никогда и никто не ночевал. Наверно, они будут болтать перед сном, а наутро завтракать вместе. Хоть бы родители не воспротивились!
- Может, навсегда, - докончил парень.
Пип даже открыл рот от удивления. Больше всего его обеспокоило, что скажут родители. Но не может же он отказать гостю.
- Я бы с радостью, но мои мама и папа, они…
- Уговори их, - раздраженно сказал парень, таща чемодан к лестнице. – В конце концов, ты мне обязан, - загадочно добавил он.
Парень поволок за собой чемодан, поднимаясь на ступеньки и тяжело ставя его на предыдущие. Судя по всему, он взял с собой много вещей, решил Пип. Он забежал перед парнем и попытался помочь ему с его грузом, но гость так глянул на Пипа, что он счел за лучшее позволить ему справиться самому.
- Где твоя комната? – переводя дыхание, поинтересовался парень, наконец поднявший чемодан на второй этаж.
Пип, совершенно растерявшийся от бесцеремонности гостя, покорно указал налево.
– Кстати, я Дэмиен, - словно нехотя сказал тот, вместе с чемоданом исчезая в комнате Пипа.

- Дэмиен? Тот самый Дэмиен? Сын Сатаны? – Пип крутился вокруг парня, выкладывающего вещи из чемодана на кровать. – Почему ты сразу не представился? Как хорошо, что ты решил навестить меня!
- Я думал, ты не помнишь, - буркнул Дэмиен. – И не путайся под ногами, - его голос постепенно обретал уверенность, а самоуважение от беспрекословности Пипа взлетало на привычную высоту, - иди в комнату для гостей и перенеси туда свои вещи.
- Но, Дэмиен…
- Ты же не думал положить меня в пустующую холодную комнату?
- Нет, но… Дэмиен, у нас нет комнаты для гостей.
Дэмиен какое-то время поморгал, глядя на Пипа, затем по новой оглядел обстановку комнаты, в которой он находился. Шкаф у стены, комод, письменный стол, стул и… одна кровать.
- Ты не будешь спать со мной! – выкрикнул он. – Я сын Люцифера! Мне не пристало лежать рядом с простым смертным!

- Дэмиен, будешь спать в комнате Пипа, - строго заявила миссис Шерман.
Дэмиен не возражал. Собственно, это был лучший вариант окончания получасового разговора, во время которого ему пришлось сделать все возможное, чтобы умолить хозяйку дома разрешить ему некоторое время пожить у них. Мистер Шерман занял индифферентную позицию и только периодически хмыкал из-за вечерней газеты. Пипу, как несовершеннолетнему члену семьи, вообще не позволили принять участие в разговоре, из-за чего Дэмиен был втайне благодарен – он не хотел, чтобы тот стал свидетелем его унижения.
- Твой отец будет тебя искать, - сурово говорила миссис Шерман.
- Он никогда не догадается, что я здесь, - лепетал Дэмиен.
- Хм, - многозначительно вставлял мистер Шерман.
И так происходило много раз, пока миссис Шерман не соизволила согласиться, добавив, что делает это исключительно ради Пипа – «мальчику нужно общение с достойным ровесником, а ты благородных кровей». Дэмиен с готовность закивал – да, он поможет Пипу делать уроки, да, он будет проводить с ним время, да, они даже станут вместе пить чай. В глубине души Дэмиена, а душа у него определенно наличествовала – иначе на чем же у него сейчас было так тяжело - поднималась черная злоба на ни о чем не подозревающего Пипа. Тот попросту не заслужил дружбы с сыном Князя тьмы!
- Уже семь часов, - миссис Шерман взглянула на часы, отложила красный клетчатый плед в сторону и встала с кресла. – Дэмиен, передай Пипу, что мы сейчас сядем ужинать. И не забудьте хорошенько вымыть руки.
- Да, миссис Шерман, - только что не кланялся Дэмиен, пятясь к лестнице.
- Сука, - бормотал он, взлетая по ступенькам.
Дэмиен пинком распахнул дверь в комнату – так, что Пип подскочил на кровати. Сын Сатаны был очень зол и хотел отыграться за все обиды. И никто не подходил на эту роль лучше, чем всепрощающий Пип.
- Иди есть! – рявкнул Дэмиен.
- Да, разумеется, - Пип пошел было к дверям, но, видя, что Дэмиен не двигается с места, остановился. – А ты не будешь есть?
- Я не голоден! – воскликнул Дэмиен. – Что стоишь, жалкий кусок дерьма? Пошевеливайся, иди к своей мамочке! И посмеешь рассказать ей, как я с тобой обращаюсь – тебе не жить!
- О, Дэмиен, - Пип подошел к нему и тронул его за рукав, - моя мама расстроила тебя? Она строгая, но справедливая и, раз позволила тебе пожить у нас, никогда не даст тебя в обиду.
- Мне плевать на нее! – взвизгнул Дэмиен, сбрасывая ладонь Пипа со своей руки. – И меня никто и никогда не обижает! Я и сам могу за себя постоять! У меня есть семья – мой отец, а от вас мне нужна только крыша над головой!
- И еда, - мягко сказал Пип. – Пойдем есть, мама готовит чудесные кушанья. Судя по запаху, сегодня на ужин кеджери из копченой пикши с рисом.
- Кеджери? – растерянно повторил Дэмиен. – Пикша? Что это?
- Попробуй, и узнаешь, - и Пип утянул за собой слабо сопротивляющегося Дэмиена.

Глава 2.
Кеджери оказалось невероятно вкусным рыбным блюдом. Дэмиен съел все, что ему положили, и еще попросил добавки. Наевшись, он уселся на диван перед телевизором, но был тут же согнан миссис Шерман – оказалось, это ее с мужем места. Пип пошел складывать грязные тарелки в посудомоечную машину – наследный принц тьмы благополучно пропустил мимо ушей, что скоро это будет и его обязанность, - а Дэмиен устроился в кресле, косясь то на экран, то на родителей Пипа – приемных, как выяснилось.
Мистер Шерман был темноволосым высоким мужчиной с такой прямой спиной, что казалось, будто он проглотил палку. Виски его были слегка тронуты сединой, однако в остальном его вид не выдавал возраста, хотя, как подозревал Дэмиен, мистер Шерман был не моложе своей супруги, почтенной английской леди лет шестидесяти. Ее лицо было приятным, черты указывали на аристократическое происхождение, и она выглядела бы добродушной, если бы не решительно сжатые губы и величественность манер и поведения.
По кабельному каналу показывали какой-то фильм – английский, как сразу понял Дэмиен, и сюжетные перипетии настолько увлекли его, что опомнился он, когда миссис Шерман сообщила, что пора готовиться ко сну.
- Еще только десять! – возмутился Дэмиен, влетая в их общую с Пипом комнату. – Она думает, мне пять лет? Я всегда ложусь не раньше часа, а то и двух!
- Так поздно! – поразился расстилающий постель Пип, чем вызвал у Дэмиена гордую улыбку. – Но ты же не высыпаешься, а организму необходимо не меньше восьми часов сна!
Дэмиен только отмахнулся. Пока Пип был в ванной, он пересмотрел и перетрогал все книги, вещи и безделушки, стоявшие и лежавшие на полках. Грамоты за отличную учебу он брезгливо сдвинул пальцем, классическая литература не вызвала у него никакого интереса, а диски с фильмами и играми он даже трогать не стал – чего стоили названия вроде «Охотник на оленей» или «Листомания». «Убийство в Восточном экспрессе» поначалу заинтриговало Дэмиена, однако, увидев год выпуска, он с отвращением сунул фильм обратно на полку.
Когда Пип вернулся в комнату, в ванную отправился Дэмиен. Ему дали зубную щетку и прочие необходимые принадлежности, но из чувства протеста он не почистил зубы, хотя по природной брезгливости прополоскал рот. Придя обратно, он обнаружил, что Пип уже лежит в кровати. Как бы Дэмиен не хотел признаваться в этом, у него был тяжелый день и он очень устал, поэтому он, не вступая в споры, переоделся в пижаму и нырнул под свое одеяло.
Пип вмиг повернулся к нему.
- А почему ты сбежал из дома? – было видно, что этот вопрос весь день не давал ему покоя.
- Мы поругались с отцом, - объяснил Дэмиен. – Он требовал от меня того, что я не мог сделать.
- Чего же?
- Не твое дело, - огрызнулся Дэмиен. – Поверь, это нечто ужасное.
Какое-то время они лежали в молчании, потом Пип спросил:
- А почему ты пришел именно ко мне?
Дэмиен почувствовал, как кровь приливает к щекам.
- Только не подумай, что у меня нет друзей! – с жаром заговорил он. – Я очень популярен в своей школе, со мной все хотят общаться! Но отец бы наверняка нашел меня у кого-нибудь из них. А у тебя он точно не будет искать – кому может придти в голову, что я живу у такого слизняка, как ты! – с мстительным удовольствием прибавил он.
- О! – сказал Пип.
Спустя пару минут тишины он предложил:
- Хочешь, я дам тебе списать свое домашнее задание?
- Зачем? – с подозрением произнес Дэмиен.
- Ты же не собирался пропускать занятия?
- Что?! – Дэмиен сел в постели. – Я всегда сам решаю, приходить мне в школу или нет! Там, где я учился до этого, я вообще появлялся раз в неделю! Или ты против? – в его голосе прозвучала угроза.
- Моя мама определенно окажется против.
Это послужило решающим аргументом. Дэмиен думал, что проворочается до утра, не в силах заснуть в непривычной обстановке, однако вскоре сон сморил его.
Пип приподнялся на локте и взглянул в лицо спящего Дэмиена. Он все еще выглядел обиженным, но уже не казался гордым страдальцем. Лицо его было по-детски беззащитным. Его хотелось пожалеть и утешить. Пип представил, как Дэмиен за такое спускает его с лестницы, и улыбнулся. Как хорошо, что сын Сатаны не умеет читать мысли.

- Фу, яичница, - Дэмиен недовольно отодвинул от себя тарелку. – Я не буду это есть.
Пип только вздохнул. Дэмиен с самого пробуждения был раздражен, его не устраивало решительно все. Пип подозревал, что причина в школе, куда им вскоре предстояло пойти. Однако стоило ему высказать свои подозрения – что Дэмиен нервничает в преддверии учебы с новыми людьми, сын Сатаны начал кричать и возмущаться.
- Дэмиен, тебе придется позавтракать, - выглянула с кухни миссис Шерман.
- А что будет, если я не поем? – запоздало попытался установить свой авторитет Дэмиен.
- В этом доме все завтракают, - непререкаемо сказала миссис Шерман. – Ты просто не можешь не поесть. И никаких если.
Дэмиен поморщился, скорчил недовольную гримасу, поднял с белоснежной скатерти вилку и угрюмо принялся за еду. Однако вскоре аппетит и кулинарные таланты хозяйки дома взяли свое, и доев яичницу Дэмиен окинул стол голодным взглядом.
- Есть еще тосты, - улыбнулся ему Пип.
Дэмиен улыбнулся в ответ и, поймав себя на этом, так смутился, что засунул в рот сразу полтоста и долго его жевал.

Пип одолжил Дэмиену листы для записей и ручки и пообещал поделиться своими учебниками. Скинув школьные принадлежности в старый рюкзак Пипа – Дэмиен даже не пытался претендовать на новый, с веселой улыбающейся мордочкой, и предпочел простой серый портфель, он последовал вместе с Пипом на первые занятия в новом учебном учреждении. Когда впереди показалось здание школы, Дэмиен внезапно остановился.
- Я не пойду, - заявил он. - Скажи матери, что я был на учебе.
- Почему? – удивился Пип. – Я не буду ей врать.
- Придумай что-нибудь, - Дэмиен умоляюще посмотрел на него. – Я не хочу туда идти.
- Ты боишься?.. – Пип тут же осекся, потому что Дэмиен покраснел и закричал:
- Я ничего не боюсь!
- Тогда пойдем, - Пип кивнул в сторону школы. – Занятия скоро начнутся, а опаздывать – некультурно.
- А тот толстый пацан все еще учится в вашем классе? – зачем-то поинтересовался Дэмиен, неохотно двигаясь в нужном направлении.
- Да, только теперь у нас разная программа, и мы пересекаемся только на переменах. Я изучаю математику, историю и литературу, а он…
- Мне плевать, - перебил его Дэмиен. – Я буду учиться там же, где и ты.
Поймав довольный взгляд Пипа, он пояснил:
- Чтобы быть подальше от того жирного. Я не боюсь его, еще чего, просто такие, как он, подрывают мое влияние и…
Пип почти не слушал, что говорит Дэмиен. Главным являлось то, что впервые он идет в школу не один. И это было здорово!

Глава 3.
Миссис Шерман еще до занятий побеседовала с директором, и тот, как и все в городе, подкупленный ее восхитительной стряпней, пообещал разрешить Дэмиену поучиться без документов. За опекунские службы не стоило волноваться по той же причине. Так что Дэмиена безо всяких вопросов приняли на те же занятия, которые посещал Пип.
Первые два урока прошли хорошо. Дэмиен даже пару раз отвечал на истории – отец всегда требовал хорошей успеваемости по этому предмету, наравне с географией – будущему повелителю мира стоило знать такие вещи.
А на второй перемене они столкнулись с компанией Кармана. Дэмиен и Пип вышли во двор и двинулись к одной из скамеек, когда их окликнули.
- Эй, Пип! А что это за придурок с тобой? Твой бойфренд?
Вся компания, состоящая из привычного окружения Картмана и некоторых других одноклассников, заржала, хотя, по мнению Пипа, тут не было ничего смешного.
- Познакомьтесь, это Дэмиен, - произнес он, хватая Дэмиена за предплечье, чтобы не дать ему уйти.
- Да срал я на его имя, а фамилией подтирался! – Картман подошел к ним и с ног до головы оглядел Дэмиена. – Где-то я тебя уже видел… Ты откуда и почему тусуешься с этим обсоском?
- Я… - начал Дэмиен, но прервал себя. – Я из Нью-Йорка!
- Ой, ну конечно! – расхохотался Картман. – Ты так же похож на нью-йорковца, как Том Круз на натурала!
Дэмиен нахмурился, но спорить не стал. Он быстрым шагом двинулся прочь, Пип побежал за ним, а вслед им неслись насмешки и издевательские прозвища.
- Не обращай на них внимания, - сказал Пип, нагнав Дэмиена у самых скамеек. – Поначалу они будут тебя доставать, но потом станут вспоминать только когда заскучают.
- Приятная перспектива, - с сарказмом отозвался Дэмиен. – Если бы я мог их поджечь или превратить…
- А что тебе мешает? – в недоумении спросил Пип.
- Идиот! – Дэмиен даже не удостоил его взглядом. – Если я воспользуюсь своими способностями, отец тут же засечет меня и вернет обратно!
- О! – произнес Пип. – Значит, тебе придется завоевывать их уважение другими способами. Если хочешь, я могу тебе помочь.
- Нет! – Дэмиен в ужасе отшатнулся от него. – Нет, не нужно!

Постепенно жизнь Дэмиена в Саус Парке входила в свою колею. Он ходил в школу вместе с Пипом, делал с ним домашние задания, смотрел с его семьей фильмы, принимал участие в семейных ужинах, выполнял кое-какую работу по дому… Хотя с этим было самое сложное – Дэмиен до этой поры ни разу не трудился, и стрижка газона оказалась для него нелегким испытанием. Основной удар был нанесен по его самолюбию, и он даже отважился вступить в спор с миссис Шерман.
- Я не буду работать руками, - заявил он за завтраком.
- Почему же? – голос хозяйки дома звучал, как обычно, но Пип вжал голову в плечи, а глава семьи поспешил скрыться за газетой.
- Это унижает мое достоинство! – Дэмиен упрямо свел брови.
Миссис Шерман отставила в сторону чашку с чаем. Она громко звякнула о блюдечко, и это тоже не предвещало ничего хорошего.
- Каким образом? – казалось, мать Пипа в один момент выросла на несколько дюймов, но Дэмиен отважно выпалил:
- Я сын Сатаны, а не какой-нибудь… - тут его смелость закончилась, и он замялся.
- Какой-нибудь кто? – миссис Шерман слегка наклонилась к нему, и Дэмиен рефлекторно отодвинулся назад, неприятно скрипнув ножками стула по полу. – Я занимаюсь домом и хожу на работу. Мой муж работает с утра до вечера. Мой сын ходит на уроки и помогает мне с хозяйством. В этом доме – такие порядки, и я не собираюсь позволять тебе нарушать их. Ты обязан делать то, что я тебе говорю. И никаких возражений.
Хотя миссис Шерман не кричала, а ее слова звучали достаточно спокойно, Дэмиен с каждой секундой все больше сползал вниз, и под конец ее замечания над столом торчало только его смущенное и немного напуганное лицо.
- Ты понял меня? – уточнила миссис Шерман.
– Да, понял! – тут же воскликнул Дэмиен.
– Тогда положи себе еще немного пирога, - продолжила она заботливым тоном. – Я же вижу, ты не наелся.
Дэмиен трясущимися руками ухватился за блюдо. Мистер Шерман вынырнул из-за газеты, а Пип поднял взгляд от стола. Гроза миновала.

- Я устал, - Дэмиен, завидев Пипа, несущего ему сок, выключил газонокосилку и изобразил упадок сил, хотя до этого не без азарта трудился.
- Отдохни, - Пип вручил ему стакан. – Не обязательно все делать прямо сейчас.
- Потом будет еще ленивее, - Дэмиен залпом выпил сок. – А почему, интересно, именно я кошу газон, а не ты?
- Потому что я мою полы, - Пип улыбнулся. – Хочешь поменяться?
- Нет, спасибо!
Пип не заметил иронии в словах Дэмиена и умиленно посмотрел на него. На улице стояла теплая погода, и Дэмиен был одет в простую рубашку, которая сбоку выбилась из штанов. Волосы его были встрепаны еще более, чем обычно – Дэмиен имел привычку бессознательно взъерошивать их, когда что-либо отвлекало его от работы. По правде говоря, последние пятнадцать минут Пип не занимался уборкой, а наблюдал в окно за Дэмиеном. Впервые в жизни у него был друг, настоящий друг. Ему нравилось в Дэмиене решительно все – жесты, высокий голос, гордыня, странным было только то, что иногда, когда Дэмиен касался его руки или неожиданно обращался к нему, по телу Пипа пробегала дрожь, а сердце на миг замирало. Но он списывал все на радость обретения друга и не задумывался о причинах такого самочувствия.
- На, - Дэмиен сунул ему в руки пустой стакан, дотронувшись при этом до его пальцев, и горло Пипа слегка сдавило, а потом отпустило.
Он понес стакан в дом, рассеянно глядя перед собой. Образ Дэмиена все еще стоял у него перед глазами. Наверно, так бывает, когда ты дружишь с кем-то?

Глава 4.
После того, как его так плохо приняли одноклассники, Дэмиен предпочитал проводить перемены вдали от Пипа. Тот не высказывал обиду вслух, но было видно, что ему неприятно. Это немного беспокоило Дэмиена, и наперекор своему сочувствию он неизменно оставлял приятеля в одиночестве.
В первую неделю своего пребывания в Саус Парке он подошел к спортивной площадке, смотря, как девятиклассники играют в футбол. Тренер гонял их нещадно – приближался матч с командой школы соседнего городка, - да и ребята не были против, они очень хотели выиграть. После очередного меткого удара старый мяч окончательно сдулся, и, заметив прохлаждающегося поблизости Дэмиена, тренер попросил его принести еще один из школы.
Дэмиен не стал спорить и отправился в спортивный зал. Захватив мяч, он пошел обратно, однако путь ему преградили Картман и его друзья.
- Дэмиен, какая встреча! – злорадно улыбнулся Картман. – Торопишься куда-то?
Дэмиен сделал попытку обойти его, но Картман выбил мяч из его рук.
- Что же ты его уронил, - притворно посочувствовал он.
Дэмиен, внутри которого кипела злость, молча поднял мяч и двинулся дальше, но Картман вновь ударил его по рукам.
- Отвали! – крикнул Дэмиен.
- Отсоси мои яйца! – в ответ посоветовал ему Картман.
- Чел, ты полный отсос, поэтому мы над тобой издеваемся, - объяснил Дэмиену Кайл.
- Хоть ты, Кайл, и еврей, а я соглашусь с тобой, - откликнулся Картман.
- Помолчи, жиртрест.
Дэмиен, не вникая в их перепалку, подобрал мяч и понес его на спортивную площадку. Но на этом его неприятности не кончились.
- Дэмиен, вот ты где! – к нему подбежал Пип.
- Что тебе надо? – прошипел Дэмиен. На людях он старался отталкивать его, чтобы их не видели рядом.
- Я говорил с учительницей по поводу доклада…
- Еще один гандон, - прекративший ругаться с Кайлом Картман оказался тут как тут. – Так вы все-таки педики?
- Я не педик! – заорал Дэмиен.
- А почему тогда вы живете вместе? – так как Дэмиен не остановился, Картман пятился перед ним. – Только не говори, что ты потерянный в детстве брат Пипа!
- Это тебя не касается!
Картман дал с ноги по мячу, так, что тот улетел в сторону, а у Дэмиена заболели ладони.
- Оставь его, - шагнул вперед Пип.
- Защищаешь своего любимого? – уточнил Картман. – Вы, наверно, и спите в одной постели?
- Да, потому что у меня в доме… - начал Пип, но Дэмиен закричал:
- Заткнись! Заткнись сейчас же!
Картман помирал со смеху, а Дэмиен схватил мяч и бросился на спортивную площадку, где ему влетело от тренера за то, что он так долго выполнял его поручение. В этот момент Дэмиен ненавидел Пипа – теперь над ним, сыном дьявола, будут издеваться еще больше, и все из-за того, что этот лузер не смог промолчать.
Поговорить им удалось только дома. Дэмиен уселся на кровати, поджав ноги и мрачно глядя в окно. Пип, который весь день безуспешно пытался к нему подойти, закрыл за собой дверь и приблизился к нему с непонятно с чего взявшейся робостью.
- Дэмиен, ты сердишься?
Дэмиен лишь повел плечом.
- Прости меня, - сказал Пип, садясь рядом с ним. – Мне не стоило вмешиваться. Ты сильно обиделся?
Дэмиен все так и сидел, уставившись в окно, и Пипу очень захотелось, чтобы он обернулся к нему. Он дотронулся до руки Дэмиена, но тот сразу отдернул ладонь.
- Картман – большая задница, и если мы поругаемся из-за него, он будет только рад, - грустно произнес Пип.
- Уйди, - глухо проговорил Дэмиен. – Хватит шляться за мной! Ты меня бесишь!
- Но я думал, мы друзья… - растерянно пробормотал Пип.
Дэмиен все-таки повернулся к нему, но на его лице была написана такая злоба, что Пип отшатнулся.
- Мы – не – друзья, - чеканя каждое слово, сказал Дэмиен. – У тебя нет друзей, потому что ты отстойный! Я тебя ненавижу! Как ты мог думать, что я буду дружить с тобой?
- Ты так говоришь оттого, что расстроен? – сделал попытку примириться Пип, но Дэмиен завопил:
- Ты меня не слышал? Вали отсюда! Я общаюсь с тобой только потому, что мне негде жить!
Пип почувствовал, как задрожали губы. Он встал, сохраняя достойное лицо, кивнул, произнес: «Что ж, не буду тебя больше беспокоить». Затем он развернулся и не спеша вышел из комнаты.
Пип сбежал по лестнице на кухню и присел возле мойки. Сердце его колотилось, как сотня маленьких молоточков, слезы подступали к глазам, а горло сжало от обиды. Он тихо всхлипнул раз, другой, а потом расплакался, уткнувшись лицом в колени. Он очень редко плакал, но в этот раз были разрушены все его надежды. Дэмиен не дружил по-настоящему, он пользовался им, и все это время он, Пип, был ему противен…

Дэмиен вновь развернулся к окну, уже скорее из упрямства. Ощущение, появившееся у него, было еще более мерзким, чем недавняя злость на Пипа. Он немного поразмыслил и понял, что незнакомым для него чувством является стыд.
«Я не виноват, что он такой придурок», - подумал Дэмиен. - «Это его вина, что так вышло».
«Он хотел дружить с тобой, а ты послал его», - тут же возразил он себе.
«Если я продолжу с ним тусоваться, все так и будут считать, что мы - педики».
«Но он сегодня защитил тебя», - не унимался внутренний голос. – «А ты так с ним поступил».
«Да плевать мне на него!» - разозлился Дэмиен.
«Он сейчас, должно быть, плачет…»
Дэмиен вздохнул. Как он ни хотел, чтобы ему было все равно, плачущий Пип определенно его расстраивал. А, значит, придется идти мириться. Дэмиен ненавидел просить прощение, однако встал с постели и отправился искать приятеля.
Он нашел его на кухне, сидящего на корточках, задыхающегося от рыданий. Услышав шаги Дэмиена, Пип вздрогнул, но не смог прекратить плакать. Плечи его тряслись, и у Дэмиена задрожали руки.
- Не плачь! – почти скомандовал он, садясь на пол возле него.
Пип только помотал головой, будто извиняясь, что не может остановиться. Тогда Дэмиен пододвинулся к нему и обнял за плечи. Пип повернулся к нему и положил голову ему на плечо, все еще всхлипывая и пряча лицо в ладонях.
- Не обижайся, - Дэмиен неумело погладил Пипа по волосам. – Я не хочу, чтобы ты плакал.
- Я не могу… н-не плакать! – сквозь слезы произнес Пип. – Ты сказал, что мы не друзья!
- Ну… - Дэмиен нервно облизнул губы. – Я не совсем так считаю… Вернее, совсем так не считаю. Ты неплохой, и…
- Со мной никто не хочет дружить! – сбивчиво заговорил Пип. – Они дразнят меня и смеются надо мной! Раньше я относился к этому спокойнее, но потом появился ты, и я подумал, что мы можем стать друзьями… - он захлебнулся в рыданиях.
У Дэмиена защипало в глазах. Он шмыгнул носом и быстро сказал:
- Но мы и в самом деле друзья!
Пип громко вздохнул, точно не веря его словам, достал из кармана платок, привел себя в порядок и вскинул взгляд на Дэмиена.
- Правда? – неверяще спросил он.
Голос его был охрипшим от рыданий, в глазах стояли непролитые слезы, щеки были порозовевшими, а волосы возле лица слиплись влажными прядями. По щеке Дэмиена потекла слеза, и он, смутившись, торопливо вытер ее, однако Пип словно не заметил этого и продолжал вглядываться ему в лицо, терпеливо ожидая ответ.
- Правда, - дрожащим голосом проговорил Дэмиен и прижал Пипа еще крепче, чтобы скрыть хлынувшие слезы.
Он и сам не понимал, чего, собственно, плачет, однако этот момент был одним из самых запоминающихся, что случались в его жизни. Пип тихо вздохнул, и Дэмиен чмокнул его в макушку, отгоняя плохие мысли. Утешать друга – это нормально, решил Дэмиен. Может же он иногда побыть обычным человеком, тем более что его сейчас никто не видит.

Глава 5.
После ссоры и примирения в отношениях Дэмиена и Пипа произошел перелом. Дэмиен больше не прятался от приятеля, гулял с ним на переменах и всегда вступал в пререкания с Картманом и остальными желающими посмеяться над ними. Казалось, жизнь налаживается, однако с Дэмиеном начали происходить странные вещи, которые ему совсем не нравились. И касались они Пипа.
Началось с того, что Дэмиен стал постоянно думать о друге. Поначалу он списывал это на их беспрерывное общение, но потом понял, что вспоминает Пипа немного в необычном ключе. Потом его ни с того, ни с сего принялось беспокоить то, что они спят в одной постели. Первую неделю пребывания в доме Пипа он тревожился из-за этого только как из-за фактора, принижающего его достоинство – сын Сатаны заслужил отдельную кровать, считал он. А теперь он дожидался, пока Пип уснет, и подолгу смотрел на него, на светлые волосы, разметавшиеся по подушке, на прикрытые глаза, на изгиб губ… Иногда Дэмиен протягивал руку и касался завитка волос или поправлял сползшее с Пипа одеяло, при этом чувствуя себя так, словно он делает нечто постыдное и запретное. Он боялся, что в один из таких моментов Пип проснется и спросит, что ему нужно, а он не сумеет ответить.
Ему стало хотеться быть ближе к Пипу, еще ближе, чем они были. Он ловил себя на том, что невольно дотрагивается до его руки, когда они идут рядом, что отмечает каждый раз, как Пип посмотрит на него, что окидывает цепким взглядом окружающих – не собирается ли кто обидеть его друга. И часто, когда они бок о бок делали уроки, Дэмиен отрывался от учебников и косился на склоненную к книге голову Пипа. И он в такие мгновения очень хотел выбросить подальше все тетради, дернуть стул Пипа на себя и… Дальше его фантазия не заходила – становилось очень страшно, как будто он думал о чем-то неправильном.
Нельзя сказать, что Дэмиен не догадывался, что с ним происходит. Он строго-настрого запретил себе влюбляться в Пипа, полагая, что из этого не выйдет ничего хорошего. Он не представлял себе их совместного будущего – сын Люцифера и простой смертный не могут быть вместе, это противоестественно. Да и характер Пипа, его положение в школе, его манеры – все это вызывало в Дэмиене незнакомое прежде ощущение – будто в груди что-то ныло. Он решил, что это из-за того, что жизненные ценности Пипа идут в противоречие с его, Дэмиена, принципами. И то, что Пип был одного с ним пола, меркло по сравнению с прочими трудностями.

В один из семейных вечеров, когда вся семья и Дэмиен собрались за столом, у массивного буфета, занимающего собой половину гостиной, отвалилась стенка. Удачно, что стекло не разбилось, а осталось держаться на передней панели, и посуда устояла на своих местах.
Миссис Шерман придирчиво осмотрела буфет и постановила, что в ближайшее время необходимо купить новый. Нужный предмет мебели был приобретен и установлен в углу, а Пипу и Дэмиену поручили перенести посуду в купленный буфет. Они сняли панель со стеклом и принялись таскать тарелки, блюда и чашки из одного буфета в другой. Работа была несложной, но скучной. За день они уже наговорились, и теперь молчали, только Пип улыбался, когда сталкивался взглядом с Дэмиеном. Посуду попутно приходилось еще протирать – те ее предметы, которыми пользовались по торжественным случаям, немного запылились. Этим занимался Дэмиен, а Пип принес табурет и полез под потолок – на буфете стояли какие-то коробки, которые нужно было снять, посмотреть, что в них, и определить вещи на нужные места.
Дэмиен протер кухонным полотенцем большое блюдо и чихнул от взметнувшегося облака пыли. Пип обернулся на звук, продолжая шарить рукой по верху шкафа – он пытался достать невысокую коробку, отодвинутую к самой стене. Дэмиен уставился на Пипа. Тот даже дома был одет в аккуратный костюмчик, сейчас несколько покрытый пылью, лицо Пипа в этот момент выражало всю полноту счастья, какую он испытывал от присутствия в его доме Дэмиена. Дэмиен кивнул ему, и Пип заулыбался и тоже мотнул головой. При этом он немного дернулся, потерял равновесие, мазнул пальцами по отполированной поверхности буфета и, неловко взмахнув руками, упал на пол.
Все произошло так быстро, что Дэмиен ничего не успел сделать. Он бросился к Пипу и помог ему сесть. При этом его сердце стучало, как бешеное.
- Ты как? – спросил он.
- Все в порядке, - улыбнулся Пип. – Я не ушибся.
- Я не ожидал, что ты упадешь, - начал оправдываться Дэмиен. – Если бы я знал, я бы применил свои силы.
- Ты что! – ахнул Пип. – Ты же говорил, что тогда твой отец найдет тебя!
- Ну и пусть бы нашел! – с горячностью воскликнул Дэмиен. – Главное, что ты бы не ударился.
- Спасибо, - Пип накрыл ладонью руку Дэмиена, все еще лежащую у него на талии. – Ты – настоящий друг.
И тут Дэмиен сделал то, что совсем не принято у настоящих друзей. Он потянулся к Пипу, прикрыл глаза и поцеловал его в губы. Мягко, но в то же время решительно. Он захватил его нижнюю губу своими и слегка сжал. Затем провел губами по губам и наконец отодвинулся и разомкнул веки.
Пип сразу прижал ладонь к губам, ошеломленно глядя на Дэмиена. Тот вскочил на ноги и заозирался, ища путь к отступлению.
- Прости, - быстро сказал он. – Я не должен был…
- Я… - Пип явно был растерян.
- Я пойду, - Дэмиен дернулся к выходу. – Я потом пришлю кого-нибудь за вещами.
- Подожди! – Пип догнал его у дверей. – Не уходи! Мы так славно жили вместе! Хочешь, я сделаю вид, что ничего не было?
- Но это же не так, - Дэмиен опустил голову.
- Ты хочешь быть со мной? – спросил Пип.
- Это слишком сложно. Как можем мы - ты… и я?.. – Дэмиен беспомощно развел руками.
- Пожалуйста, не бросай меня! – взмолился Пип. – Мне без тебя будет очень одиноко!
И Дэмиен остался. Убедил себя, что не произошло ничего страшного, в чем ему помогал Пип, ведущий себя так, словно Дэмиен не целовал его. Это было даже обиднее, чем если бы он заявил, что не хочет его видеть. Потому что означало, что ему все равно, что он готов закрыть глаза на чувства Дэмиена к нему, лишь бы они продолжали быть друзьями. А чувства были, в этом Дэмиен уже не сомневался. Как он не запрещал себе, он влюбился.

Глава 6.
Дэмиен долго размышлял, что делать – жизни без Пипа он себе уже не представлял, все кроме него приобрело серые оттенки, и ничего не радовало, сердце екало лишь при виде любимого. В конце концов он решил быть самым лучшим другом для Пипа, чтобы тот не мог обходиться без него и сам захотел бы быть с ним.
Дэмиен вел себя просто идеально. Он выполнял всю работу по дому – и за себя, и за Пипа – правда, не всегда, потому что все же это было слишком неприятно, а иногда и лень. В любом случае, он старался.
Он помогал Пипу с домашними заданиями – не так, как обычно, списывая у него и зевая, когда ему объясняли материал – нет, теперь Дэмиен хотя бы пытался заранее просматривать учебники, чтобы потом выглядеть в глазах Пипа умным и знающим.
И, конечно, он защищал его от насмешников, которые время от времени вспоминали о них и продолжали травлю. Похоже, Картману уже надоело заступничество Дэмиена – издеваться над безответным Пипом было гораздо удобнее – и он начал всерьез угрожать Дэмиену. Однако тот даже жаждал драки – он рассчитывал победить, превосходно зная, как неумело дерется Картман. И удар - таки был нанесен, но совсем не так, как ожидал того Дэмиен.

Картман прекрасно понимал, что будет, если они пойдут на открытое столкновение, и поступил хитрее. Он, как и все остальные в городе, знал причину, по которой Дэмиену разрешили учиться в их школе. И догадывался, что никто из жителей не пойдет поперек миссис Шерман – даже не только из-за вкуснейших булочек и восхитительных тортов - она славилась железным характером и обидчику бы не поздоровилось. Так что Картману пришлось обратиться к органам опеки и попечительства штата. Он написал им письмо, в котором помимо всего прочего встречались фразы вроде «если вас беспокоит судьба бедного, бездомного мальчика», «не будьте жестокосердными» и «уповаю на ваши добрые сердца». На следующий же день Картман злорадно потирал руки – в школу приехала целая комиссия – расследовать, как так получилось, что в ней учится подросток, родители которого не предоставили руководству никаких документов, да и вообще неизвестно, где они, эти родители, и поместить его в специальное учреждение.
Как только Дэмиен понял, что вся суматоха – из-за него, он сбежал с занятий, оставив недоумевающего Пипа в классе, схватил чемодан и принялся запихивать в него вещи. Ему нужно было исчезнуть из города, притом срочно – если слухи о переполохе вокруг него дойдут до его отца, тот тут же придет за ним и заберет обратно. По окну громко барабанил дождь, еще больше расстраивая и так натянутые нервы.
Хлопнула дверь, и в комнату влетел Пип.
- Ты прогулял уроки? – удивился Дэмиен, не прекращая укладывать свои пожитки.
Пип подскочил к нему и вцепился в рюкзак.
- Прошу тебя, не уезжай!
- Ты с ума сошел? – Дэмиен старательно не поднимал на него взгляда. – Меня поймают и вернут отцу!
- Но куда ты пойдешь? – не отставал Пип. – У тебя нет ни денег, ни документов, к тому же ты несовершеннолетний!
- Не знаю, - буркнул Дэмиен и пошел к шкафу за оставшимися вещами.
Пип повис на нем, не отпуская. Он был необычно взволнованным и весь дрожал, Дэмиен на мгновение даже поддался слабости, застыв в его объятиях.
- Мы что-нибудь придумаем, поверь мне! – воскликнул Пип.
Дэмиен собрался с силами и отстранил его от себя.
- Тебе так удобно со мной общаться, что ты даже согласен, чтобы меня схватили? – горько сказал он. – Один раз ты уже не дал мне уйти, и я послушал тебя, потому что не знал, смогу ли без тебя. Ты эгоист, тебе плевать, как я чувствую себя рядом с тобой! Ты мной пользуешься!
- Это не так! – Пип с болью смотрел на него. – Я вовсе не пользуюсь тобой! Неужели ты правда так считаешь?
Он отступил назад и выбежал из комнаты. Дэмиен продолжал яростно кидать вещи в чемодан, стараясь заглушить черную тоску в сердце.
- Дэмиен, - незаметно вошедшая миссис Шерман заставила его подскочить. – Я хочу поговорить с тобой.
- Вы не на работе? – удивился он, застегивая чемодан и присаживаясь на кровать.
- Я попросила выходной, как только узнала про комиссию, - миссис Шерман поправила воротник толстовки Дэмиена. – Неужели ты думаешь, что я позволю забрать тебя в детский дом?
- Но что вы можете сделать? Они не из Саус Парка, и…
- Ты полагаешь, я не смогу на них повлиять? – миссис Шерман едва заметно улыбнулась.
Дэмиен вздохнул, и она взъерошила ему волосы.
- Вы поругались с Пипом, - она не спрашивала, а утверждала. – Иди помирись с ним, он, скорее всего, пошел к лесу, начинающемуся в конце улицы – там, на самом краю, у него любимое место. Он тебе не показывал?
Дэмиен покачал головой, мимоходом отметив, что у Пипа, оказывается, есть от него тайны.
- И возьми зонт, - напутствовала его миссис Шерман. – На улице ливень, недолго и простудиться.

Дэмиен прошел в указанном направлении. Дождь хлестал, как из ведра, и из-за сильного ветра одежда, несмотря на зонт, промокла и прилипла к телу. Небо потемнело, мерещилось, что сейчас не середина дня, а сумрачный вечер. Окрестности были неузнаваемыми – их исказило буйство стихии.
Дэмиен легко нашел Пипа в редком подлеске. Он сидел на большом, покрытом мхом камне, безразлично глядя на то, как капли дождя барабанят по осенней листве. Дэмиен бы даже решил, что Пип не чувствует холода, если бы не дрожь, иногда пробегавшая по его плечам. Он выглядел очень несчастным.
Дэмиен встал за его спиной и заслонил его от дождя зонтом.
- Прости меня, - с трудом выдавил он. – Я опять тебя обидел. Я не должен был так с тобой говорить.
Пип с живостью обернулся.
- То есть ты веришь, что я не думаю о тебе плохо?
- Конечно, верю, - грустно усмехнулся Дэмиен. – Только я не понимаю, почему ты так боишься, что я уеду. Я стал тебе таким хорошим другом?
Пип поднялся с камня и перехватил ручку зонтика поверх пальцев Дэмиена. Он молчал. Камень между ними казался непреодолимой преградой.
- Почему? – повторил Дэмиен.
Пип слегка покраснел, отвел взгляд в сторону.
- Пип? – Дэмиен коснулся его лица.
Пип приподнялся на цыпочки и поцеловал Дэмиена в щеку.
- Я не знаю… - шепнул он. – Дай мне время. Если ты уедешь от меня, мы даже не попробуем.
Он вновь опустился на камень. Дэмиен присел рядом с ним, держа над ними зонт.
- Твоя мама сказала, что ты любишь приходить сюда, - сказал он.
- Я раньше прятался здесь от одноклассников, когда они заигрывались, а потом стал бывать здесь, когда мне грустно, - проговорил Пип.
- А почему ты не приводил сюда меня? – в груди Дэмиена шевельнулась непрошеная обида.
- Потому что с тобой мне не было грустно, - просто ответил Пип.

Миссис Шерман не обманула. Она, которую Дэмиен порой клял последними словами, грудью стала на его защиту. Она заявила представителям органов опеки, что не отдаст Дэмиена ни в какой детский дом и не позволит допрашивать его, чтобы узнать, откуда он и где его родители. Она сказала, что дойдет до президента, если понадобится, что перепишет конституцию, что разгонит все комиссии в мире, но Дэмиен останется в ее доме.
Никто, и в том числе Картман, не ожидал такого упорства по отношению к чужому ей подростку. И она добилась своего. Члены комиссии уехали в Денвер, пообещав завести на миссис Шерман судебное дело – на что та фыркнула и сообщила, что ей уже не раз угрожали таким образом, и это ее не страшит.
Дэмиен не знал, как благодарить миссис Шерман, но она только отмахнулась, объяснив, что это ее обязанность – защищать того, кого она приняла под крышу своего дома. Дэмиен в полной мере ощутил вину перед ней – он так плохо думал о ней, в то время как она отнеслась к нему, как к родному сыну.
Пип же был на седьмом небе от счастья. Его хорошее настроение не могли испортить даже мрачные прогнозы Дэмиена о возможном возвращении комиссии. Он не отходил от друга ни на миг, словно в любой момент боялся потерять его. И Дэмиен был рад такому вниманию, рад их зарождающимся отношениям, тому, как Пип смущался, когда он изредка целовал его в губы, тому, что больше не нужно было скрывать от него свои чувства. Он очень хотел большего, чем редкие поцелуи – хотя бы сидеть в обнимку, целоваться по-настоящему, а то и позволять себе некоторые вольности, но Пип попросил подождать, и Дэмиен, вопреки своему характеру, подчинился его просьбе.

Ночью, в постели, ему было особенно несладко. Тело томило желание прижаться к Пипу, а его близость только усугубляла страсть. Пип дарил ему целомудренные поцелуи, но у Дэмиена перед глазами проплывали другие картины – Пип, стонущий под ним, шепчущий его имя, ласкающий там, где все жаждало его прикосновений. И Дэмиен не выдержал, вместо легкого прощального поцелуя на сон грядущий он почти грубо навалился на Пипа и, не давая ему опомниться, накрыл его губы своими и просунул ему в рот язык. Пип протестующе замотал головой и разорвал поцелуй.
- Что ты делаешь? – спросил он, вытирая губы.
Дэмиен только смотрел на него – Пип выглядел как никогда соблазнительно – немного сонный, с блестящими глазами, часто дышащий от волнения…
- Тебе неприятно? – спросил он.
- Приятно, но давай не будем спешить, - ответил Пип и поцеловал его в щеку. – Спокойной ночи.
Пип повернулся на бок, спиной к нему, а Дэмиен все не мог успокоиться. К прежнему, требовательному, но не совсем физическому желанию добавилась тяжесть в паху, которая вовсе не собиралась уходить.
Он придвинулся к Пипу и обнял его за талию. Пип напрягся, но Дэмиен прошептал ему в ухо:
- Не бойся… Просто полежим так чуть-чуть.
- Ладно, - отозвался Пип.
Дэмиен недолго лежал без движения. Вскоре он принялся гладить Пипа по животу. Тот не возражал, но когда Дэмиен скользнул ладонью под его пижамную рубашку, Пип приподнял голову и обернулся.
- Не надо, - скорее смущенно, чем недовольно произнес он.
- Я ничего такого не делаю, - проговорил Дэмиен, проводя рукой по его груди. – В этом нет ничего особенного.
Пип отвернулся, вроде успокоенный, а Дэмиен продолжил трогать его, и в какое-то мгновение даже провел пальцем под резинкой штанов, но так быстро, что Пип не успел возмутиться.
Они лежали не вплотную – Дэмиен не хотел пугать Пипа очевидностью своего желания, но он касался грудью спины Пипа, а тот упирался ступнями в его лодыжки.
Дэмиен дотронулся губами до шеи Пипа, потом, ободренный отсутствием возражений, стал целовать его от уха до ключицы, одновременно выводя рукой круги на его животе и груди. Он не знал, показалось ему, или дыхание Пипа и вправду участилось, но в одном он был уверен точно – что не собирается прекращать.
Дэмиен скользнул ладонью Пипу пониже спины, погладил, затем просунул ребро ладони ему между ног, и тот порывисто вздохнул и дернулся, вместе с тем поворачиваясь к Дэмиену.
- Прекрати, - шепнул он.
- Тебе же нравится, - Дэмиен чуть провел рукой, не встречая сопротивления действием, и Пип едва слышно коротко застонал.
- Хватит, - он попытался убрать руку Дэмиена.
Тот послушался, но лишь для того, чтобы накрыть ладонью пах Пипа. Пип тут же подался вперед и вжался в его руку, и на контрасте с этим схватил его за запястье.
- Ты хочешь меня, - прошептал Дэмиен ему в ухо.
Пип полувыдохнул-полупростонал и вместо того, чтобы отодвинуть его руку, лишь крепче прижал ее к себе.
- Это неприлично… - переходящим в шепот голосом произнес он.
- Почему? – Дэмиен сжал ладонь, и Пип, не ответив, сделал несколько движений вперед, уже не скрывая прерывистое дыхание.
Дэмиен очень боялся испугать его, сделать что-нибудь не так, поэтому даже не просил об ответной услуге и лишь прижался пахом к бедру Пипа.
- Хочешь?.. – он просунул кончики пальцев в штаны Пипа.
Пип уткнулся лицом в подушку, явно отдавая инициативу Дэмиену, и он воспользовался ей, сдвинул руку вниз, в штаны, провел ладонью, наслаждаясь глухими стонами Пипа, и начал двигать ей.
Пип сдался очень быстро – Дэмиен втайне надеялся, что тот продержится дольше и позволит ему получить удовольствие от легких толчков пахом в его бедро – но он вновь вцепился в предплечье Дэмиена и потянул его ладонь на себя, практически ложась животом на кровать, пару раз вжался в нее, тихо простонал и замер.
- Ты как? – Дэмиен без труда высвободил руку – Пип приподнялся, стоило ему сделать движение кистью.
Пип медленно обернулся. Сердце Дэмиена ухнуло и провалилось куда-то вниз – он ожидал, что Пип начнет обвинять его, что он воспользовался им, обманул его.
- Хорошо, - Пип застенчиво улыбнулся. – Ты тоже хочешь?..
Дэмиен не стал отказываться и молча придвинулся к нему.
В ту ночь он засыпал полностью счастливым, крепко обнимая своего любимого. Перед сном они целовались, с языками, как он и хотел, и, самое главное, теперь он знал, что и Пип испытывает к нему влечение, хоть и стесняется его выражать.

@темы: Фанфик, Слэш, Саус Парк, NC-17

URL
Комментарии
2010-10-11 в 20:51 

Обернись. Ты здесь не один.
Глава 7.
Стоял чудесный субботний день. Дэмиен сделал уроки вместе с Пипом, потом пропылесосил ковры и принялся мыть окна на втором этаже. Пип в то время поливал растущие на клумбах ровными рядами цветы, и Дэмиен поглядывал на него, пока тот не сместился вправо, исчезнув из его поля зрения.
Дэмиен протирал стекла держателем с насадкой-шубкой, смоченной в жидкости для мытья окон, затем водил по поверхности стеклоочистителем, как учила миссис Шерман – сперва сверху вниз, а после по горизонтали, а потом удалял оставшуюся влагу с помощью хлопковых салфеток. Мысли его были далеко от выполняемой работы – он думал о них с Пипом, и иногда улыбался, мечтательно прищуриваясь. Вечером, когда все дела будут доделаны, можно поболтать, погулять или посмотреть фильмы – например, оказавшееся очень увлекательным «Убийство в Восточном экспрессе», а потом, когда стемнеет и они лягут в постель...
Внизу шел негромкий разговор – родители Пипа уже вернулись с работы, и к уверенной и звучной речи миссис Шерман примешивался бас ее мужа. Когда Дэмиен услышал голос своего отца, он сперва решил, что ему померещилось. Дэмиен, как был, с ведром и шубкой в руках, вышел на верхнюю лестничную площадку и сразу понял, что ему не показалось.
В гостиной находился Сатана. Заняв весь диван, он беседовал с мистером и миссис Шерман – она сидела в кресле, а он стоял за спинкой, виднелся лишь его ботинок. Дэмиен перегнулся через перила, чтобы посмотреть, непоколебима ли миссис Шерман, как раньше, но о чем шел разговор, он не услышал – в ушах стоял звон, а голова кружилась, – и отец заметил и окликнул его:
Дэмиен как на плаху спустился в гостиную и увидел Пипа, стоящего в проеме двери, ведущей на кухню. Он был очень бледен. У всех присутствующих, кроме Сатаны, были похоронные лица, даже миссис Шерман не излучала обычную уверенность.
- Отец, - Дэмиен кивнул ему и наконец поставил ведро на пол и положил на него шубку.
- Какого беса… - начал Сатана, виновато взглянул на неодобрительно поджавшую губы миссис Шерман и продолжил: - Какого беса следует винить, что ты целый месяц пропадал неизвестно где?
- Никакого, - вздернул подбородок Дэмиен. – Я сам сбежал!
- Но зачем? – Сатана сокрушенно покачал головой. – Разве тебе было так плохо дома?
Пип отделился от двери. Молчи, мысленно умолял его Дэмиен, но Пип произнес:
- Дэмиен рассказал, что вы требовали от него нечто ужасное. Мы не отдадим его вам.
- Ужасное?! – вскричал Сатана. – По-твоему, уборка в своей комнате и помощь мне в работе – это ужасно? И ладно бы я заставлял его наблюдать за пытками, нет, он должен был сверять отчеты! И он все время отлынивал!
Дэмиен густо покраснел. Как он ни скрывал правду, она выплыла наружу, да еще перед теми людьми, кому он меньше всего хотел это сообщать.
- Хорошо хоть он ходил в школу, - Сатана обернулся к миссис Шерман, сохранявшей каменное выражение лица. – Я тоже всегда следил, чтобы он регулярно посещал занятия.
- Хотя его можно понять, - продолжал отец втаптывать в грязь репутацию Дэмиена. – В той школе его очень дразнили и обижали. Он никогда не умел за себя постоять. Да дружить с ним почему-то никто не хотел.
Дэмиен закрыл глаза, чтобы только не видеть презрение, с которым наверняка взирали на него Пип и Шерманы. Он никогда еще не чувствовал себя так мерзко.
- Надеюсь, он соблюдал режим? – довершил начатое Сатана. – Дома я укладывал его в девять, чтобы он вставал с утра свежим и отдохнувшим.
Дэмиен почувствовал комок в горле и неожиданно для себя раскричался, предпочтя злость обиде:
- Вот поэтому я и сбежал! Ты обращался со мной, как с маленьким! Всегда следил, куда и зачем я пошел, контролировал каждый мой шаг! Я не мог так жить! А здесь меня уважали. Я делал все, что мне указывали, потому что знал, что это нужно, что таков порядок вещей. А ты никогда не говорил мне такого! И я научился стоять за себя и других, так что больше никто меня не обидит!
Он развернулся и выбежал и дома. Если бы Пип попытался еще раз остановить его, он бы точно расплакался, а такого позора ему уже не пережить.
На дорожке у дома стоял Картман. Вот как отец нашел нужный город, отстраненно подумал Дэмиен.
Картман торжествующе посмотрел на Дэмиена и сказал:
- Я вспомнил, где видел тебя! Ты – тот придурок, который когда-то учился у нас и выкрикивал тупые лозунги!
Дэмиен не ответил и промчался мимо, не сбавляя хода. Он остановился в конце дороги и спрятался в густых кустах, а когда Сатана вышел на улицу, помахал ему, чтобы он подошел. Он не хотел возвращаться в дом Пипа. Ему было стыдно смотреть этим людям в глаза.

Всю неделю Пип ходил за Кенни, как привязанный. Тот ругался и даже пару раз толкал и пинал его, но Пипа это не останавливало. Он продолжал неотступно следовать за ним, пока тот не помер – на него упала стоявшая возле ресторана быстрого питания массивная фигура, сделанная из особо прочной пластмассы. Когда страшная тень в плаще с капюшоном и с косой в руках пришла за Кенни, Пип не отлипал от нее ни на мгновение. Она и грозила и умоляла оставить ее в покое, но Пип был непреклонен.
- Тебе сюда, и отстань уже от меня! – Смерть закинула Пипа в ад, сбросила тело Кенни с плеч и с явным облегчением удалилась на работу.
Пип потряс Кенни, но тот никак не приходил в себя, и Пип решил сам поспрашивать дорогу.
- Извините, что беспокою. Не подскажете, где находится дом Сатаны? – спрашивал он у всех встречных.
Встречные оказывались или бесами, спешащими по делам, или душами умерших, не знающими, где проживает повелитель ада. Пип, не отчаиваясь, шел по дорожке, пролегающей в неглубоком овраге, с любопытством оглядываясь по сторонам и жалостливо опуская взгляд, заметив страдающих на цепях грешников.
Когда ему подсказали, куда следует идти, Пип бросился вперед, но его ждало разочарование – оказалось, Сатана в который раз переехал. Зато, к радости, он выяснил его новый адрес. Правда, радость оказалось преждевременной – дом, к которому он пришел, так же был заселен другими жильцами. Пипу уже порядком надоело мотаться с одного круга на другой, как он, следуя в очередном направлении, указанном людьми или бесами – он не понял – заселившимися после Сатаны, совсем неожиданно для себя вышел к ухоженному домику с каминной трубой, из которой шел дым. Дом отличался от прежде виденных Пипом в аду тем, что его охраняла огромная крылатая тварь.
- А ты как думал, - сказала тварь в ответ на ошеломленный взгляд Пипа. – Поклонников много, вот и охраняю. У Хозяина теперь новый друг, и очень ревнивый, а старые все лезут и лезут. Так что иди, откуда пришел.
- Добрый день, или вечер, или ночь – не знаю, как отсчитывается время в аду, - улыбнулся Пип. – Меня зовут Пип, и я хочу увидеть не Сатану, а его сына, Дэмиена.
- Да-да-да, - скучающе произнесла тварь, выгрызя из-под крыла какого-то паразита. – Повидаться с Дэмиеном, предложить билеты на бейсбольный матч, продать чудо-эпилятор… Все это я уже слышал, так что твои штучки не прокатят. Вали, пока цел, - и она клацнула внушительными челюстями.
Пип двинулся было обратно, но сжал кулаки и повернулся к твари.
- Мне нужно увидеть Дэмиена, и я не уйду, пока не встречусь с ним! – закричал он. – Я его по всему аду разыскивал, и не сдамся только оттого, что дракон-недоросток решил, что меня можно не принимать в расчет! Если ты не пропустишь меня, я… я… - он запнулся, - я вызову тебя на поединок, или обхитрю, или не знаю что, но добьюсь своего. Мне все равно, что он там врал, мне он нужен, и я увижусь с ним!
- Разбирайся с ним сам, - сказала тварь куда-то за спину Пипа, зевнула и свернулась клубочком.
Пип обернулся. Позади него стоял Дэмиен, молча глядя на него. В руках он держал большую стопку папок. Пип шагнул к нему, и Дэмиен выронил документы и заключил его в объятия.
- Ты опять умер? – укоризненно спросил он.
- Я упросил Смерть доставить меня сюда. А что значит – опять? – удивленно произнес Пип.
- Потом объясню, - отмахнулся Дэмиен и потащил его в дом, забыв разбросанные по дороге бумаги.

Эпилог.
Сверху земля казалось разбитой на квадраты. Зеленых было больше всего, но встречались и желтые или бурые. Они перемежались синими полосками – реками, и голубоватыми пятнами – озерами. Дэмиен и Пип летели на похожем на крылатую ящерицу невиданном создании, подставив лица встречному ветру.
- А разве существам из подземного мира можно подниматься наверх? – поинтересовался Пип.
- Ну, я тоже в каком-то смысле из подземного мира, - Дэмиен крепче обнял его за пояс.
- Это шовинизм, - создание повернуло к ним голову. – Он меня еще при первой встрече назвал драконом-недоростком, теперь я у него существо, а завтра он прикажет подать меня на ужин вместе с морепродуктами!
- Пип – прикажет? – рассмеялся Дэмиен.
- Ты же слышал, как он на меня кричал, - сказала тварь. – Если бы не твое своевременное появление, я бы порядком струхнул.
- Он шутит, - Пип облокотился головой о плечо Дэмиена.
- Я бы не был так в этом уверен, - усмехнулся Дэмиен. – Ты бы видел себя в гневе! Сам был на себя не похож.
- Ради тебя, - немного смущенно пробормотал Пип.
- И я изменился ради тебя. Стал самостоятельным и готовым брать на себя ответственность… черт, забыл, как целиком звучит эта фраза, которую часто повторяет твоя мама.
Пип улыбнулся и потянулся к Дэмиену за поцелуем.
- Фу, только оставьте эти телячьи нежности! – крылан извернулся, насколько мог. – Я вам не скамейка для свиданий!
Но они все-таки поцеловались, а затем продолжили осматривать будущие владения Дэмиена. Сатана не нарадовался на сына и сказал, что скоро можно будет завоевывать землю и передавать ее ему в управление. Но миссис Шерман была категорически против, справедливо полагая, что это помешает ей наслаждаться привычной жизнью и готовить затейливые блюда. И Пип не беспокоился, зная, кто победит в этой борьбе.

URL
2010-10-11 в 23:28 

Обернись. Ты здесь не один.
Значит, понравилось?
Спасибо) :kiss:

URL
2010-10-11 в 23:32 

Вай я не могу ... :0D
Как говорят анимешные чудики *я вся в кавае* 80D
Очень балдёжно получилось

2010-10-11 в 23:33 

Обернись. Ты здесь не один.
Я так рада слышать это от тебя!

URL
2010-10-12 в 00:35 

magic mushrooms
Боже, Дэмьен такой грубиян - что-то он мне не очень понравился в начале, но потом когда он и газоны и стриг и пылесосил - такой кавай)). И вот семья Пипа очень классная - так чувствуется британский дух. Мама Пипа - вообще, прямо Мэрил Стрипп))
Да срал я на его имя, а фамилией подтирался! О, Картман))) Он шикарен))
Чудная сцена, где они впервые взасос целовались)))

2010-10-12 в 00:38 

Обернись. Ты здесь не один.
Он имеет право быть грубым - сын Сатаны же!
Спасибо)

URL
2010-10-12 в 01:10 

Dwarf and proud.
Очень милый и добрый фанфик)))
Демиен - милашка))) он такая лапа, что слов нет!!
х))
спасибо))))
фанфик просто прелесть!!
огромное спасибо за такую красоту!))))))))

2010-10-12 в 01:30 

Обернись. Ты здесь не один.
Спасибо)
Дэмочка очаровашка!

URL
2010-10-12 в 10:42 

тебя что-то возвращает к жизни, а потом оно же тебя и убьет
это просто очаровательно *______* меня до вечера, наверное, не покинет дурацкая улыбка)
спасибо тебе большое, ты действительно замечательно пишешь))
:dance2:

2010-10-12 в 14:25 

Обернись. Ты здесь не один.
Спасибо! Мне очень приятно.

URL
2010-10-12 в 16:18 

Yumei
Я хочу пожаловаться на большевиков. Это они виноваты, что я без царя в голове (с)
Я и здесь это скажу! Фик такой милый, что просто ааааааа! О_О

2010-10-12 в 16:20 

Обернись. Ты здесь не один.
Спасибо! *обнимает.*

URL
2010-10-12 в 17:36 

Лежит у ног Антона бездна, урчит и ластится котом, а он ей грубо: "Хватит, бездна. Потом".
ох, боже.
просто несравненное удовольствие получил от чтения этого фика. это так красиво. все эмоции словно самому приходится почувствовать. спасибо!

2010-10-12 в 17:39 

Обернись. Ты здесь не один.
Ох, спасибо! :shy:

URL
2010-10-12 в 20:12 

Homo homini lupus est.
Ооо, вы напомнили мне, как сильно я люблю этот пейринг *___*
Спасибо! флафф такой флафф xD но приятноооо *_*_*_*_*_*
Картман замечательный, вхарактерный до жути, а мама Пипа - прямо кумир ^__^
Ну и, собственно, Дэмиен и Пип вне конкуренции *_______*

2010-10-12 в 20:17 

Обернись. Ты здесь не один.
Спасибо!
Они всегда вне конкуренции)

URL
2010-10-12 в 21:45 

Homo homini lupus est.
Кстати, у меня есть очень волнующий меня вопрос: вы еще будете писать Стэн/Кенни? *сильно надеется*

2010-10-12 в 22:32 

Обернись. Ты здесь не один.
Пока не намереваюсь, но в будущем напишу.

URL
2010-10-14 в 00:05 

Homo homini lupus est.
Буду с нетерпением ждать *___*

2010-10-14 в 00:27 

Magneto was right
Автор, это шикарно!!! **
Вы заставили меня, убежденного фаната Стайла, поверить и в другой пейринг в этом фандоме! *О*
Я вас обожаю, это прекрасно! **

2010-10-14 в 00:32 

Обернись. Ты здесь не один.
Спасибо!
Дэмиен/Пип восхитительный пейринг)

URL
2010-10-14 в 00:34 

Magneto was right
FairyFoxy
О,да! **
Пишите еще! *О*

2010-10-14 в 00:37 

Обернись. Ты здесь не один.
Обязательно)

URL
2010-10-17 в 23:01 

Ishi-kun
Ты нам очень нравишься, маленькая розовая птичка!(с)Akira
На данный момент - лучшее, что я читал на этот пэринг:inlove:) Потрясающая вещь, очень всё мило и светло)
Пип из лав :heart:*.*:heart::heart::heart:

2010-10-17 в 23:26 

Обернись. Ты здесь не один.
Спасибо)
Он очарователен!

URL
2011-03-09 в 18:14 

Блин, просто не передать, как это круто)
Даже слёзы наворачивались, когда читала как Пип внизу плакал...
Вы божественно пишите фанфики))

2011-03-09 в 18:16 

Обернись. Ты здесь не один.
Спасибо огромное. Очень приятно слышать, что фики вызывают такие чувства.

URL
   

Fairytales

главная