Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
02:42 

Планета Земля

Обернись. Ты здесь не один.
Название: Планета Земля.
Автор: FairyFoxy.
Описание: Из-за череды случайностей Лем оказывается на корабле Чака, улетающем на Землю.
Отказ от прав: не претендую на то, что позаимствовала из оригинального произведения.
Пейринг: Чак/Лем.
Рейтинг: NC-17.
Размещение: я не против, но прошу уведомлять меня об этом.

Глава 1.
Это была абсолютная случайность, и произойти она могла только с ним, с Лемом. Причиной всему была цепочка совпадений и неудач, начавшаяся с того, что он был очень расстроен предстоящим отлетом Чака. Второй визит астронавта на их планету был еще более кратким, чем первый – всего один день – приходилось экономить топливо оставшегося на орбите командного модуля. Они даже не успели как следует пообщаться – все время Чака заняла официальная встреча с правительством.
Родная планета Чака, Земля, вновь послала его в путешествие через галактику, чтобы наладить культурные связи и загладить неприятные последствия возникнувшего ранее, как они выразились, конфуза.
Разумеется, после долгой и утомительной беседы с президентом и представителями других правительств планеты Чак заскочил к своему юному другу, и они даже успели перекинуться парой фраз, но тут подоспели репортеры и осадили дом не хуже древних завоевателей, про которых когда-то читал Лем. Сказать, что он был расстроен – значит ничего не сказать. Он видел цифры на наручных часах Чака, капитану оставалось пробыть на планете всего около получаса, и эти драгоценные минуты воруют у них репортеры!
Словом, Лем, опечаленный до глубины души, топтался на крыльце позади беспрестанно болтающего, сверкающего зубами и принимающего героические позы Чака, когда его дернули за рукав и утащили в дом. Оказавшись внутри, Лем обернулся и увидел Скиффа. Тот был невероятно оживлен, глаза его возбужденно блестели, а у ноги подпрыгивал Ровер, которому передался настрой хозяина.
- Что? – уныло спросил Лем.
- Лем! Лем-Лем-Лем-Лем-Лем! – протараторил Скифф. – Ты себе не представляешь, что я придумал!
- Рад, что ты, как и все, продолжаешь веселиться, - так же печально проговорил Лем. – Может, поучаствуешь в интервью, расскажешь, как впервые встретил Чака и все такое?
- Нет! – Скифф схватил Лема за плечи. – Это круче! Это гораздо, гораздо круче! Только мне нужна твоя помощь.
- Ну конечно, - Лем сбросил ладони Скиффа и отошел в сторону. – Всем нужна моя помощь. Сперва Чак падает на мою голову и просит отвести его на корабль, потом мне приходится прятать его ото всех, затем спасать с секретной военной базы…
- Не будь таким кислым, старик! – Скифф подскочил к Лему и замаячил перед ним, не давая отвернуться. – Чак еще вернется, ты же слышал!
- Ну да, ему лететь две недели, плюс на земле несколько, пока командный модуль готовят к новому полету, и еще две недели сюда…
Скифф уже не слышал друга, он подошел к окну и смотрел на корабль Чака – тот по старой традиции посадил его на старом месте, возле дома Лема.
- Ну пожалуйста, Лем! – протянул он. – Ради нашей дружбы! Дела-то всего на пять минут!
- Ладно, - сдался Лем. – Выкладывай, что там у тебя.
- Нет, нет, и еще раз нет! – восклицал он спустя непродолжительное время. – Ни за что! Проникать на корабль Чака – это… очень, очень нехорошо. Фотографироваться в его скафандре – это тоже нехорошо. И еще хуже – делать это, чтобы понравиться Менги!
- Пенги! – поправил его Скифф. – Слушай, друг, у тебя есть Ниира, она тебя любит, вы гуляете вместе, прячетесь от дождя под одним зонтом. А у меня… - он поник, - нет никого.
- У тебя есть я! – возмутился Лем.
Скифф тут же подлетел к нему и обхватил его за талию.
- Согласен гулять со мной вместо Нииры? – осведомился он.
- Нет! – опешил Лем. – Конечно же, нет. Я не это имел…
- Про что я и говорил, - Скифф отпустил его. – У меня нет ни одного шанса понравиться девушке. А Пенги… Она такая… Когда я ее вижу, мне хочется петь и плясать, смеяться и плакать. У тебя, наверно, так с Ниирой.
- Э… нет, - пробормотал Лем.
- Помоги мне, - Скифф грустно-грустно посмотрел на Лема. – Всего один раз нарушь правила!
- Как будто я мало их нарушал… - заметил в сторону Лем. – Это больше похоже на обман Чака. Конечно, можно бы спросить его, но…
- Но вдруг его скафандр нельзя одевать никому, кроме него, вдруг у него не будет времени провести меня на корабль, вдруг гигантские личинки сожрут наш город!.. – подхватил Скифф. – Это значит, ты мне поможешь?
- Ты же мой друг, - вздохнул Лем.
Он должен был стоять на шухере, пока Скифф проберется на корабль, и Ровер сделает несколько снимков его в скафандре. Поначалу все шло гладко – Скифф и Ровер исчезли в недрах корабля, Чак продолжал крутиться перед репортерами, а сам Лем подпирал металлическую стенку возле спущенного трапа.
А затем журналисты как-то быстро разбежались, и Лем увидел, как Чак широкими шагами направляется прямиком к кораблю.
- Скифф, - зашипел он в отверстие входа. – Скифф, Ровер, выбирайтесь скорее!
Ровер вылетел наружу сразу, а вот его хозяин задерживался.
- Лем! – голос Скиффа был приглушенным, словно звучал из глубокой бочки. – Я тут немного застрял! Задержи Чака!
Лем развернулся и нос к носу столкнулся с астронавтом.
- А… привет! - выпалил он. – Тебя наконец-то оставили в покое?
- Да, мне уже пора улетать, - Чак после недавней порции внимания к своей персоне находился в приподнятом настроении. – Ну что, давай прощаться!
Чак раскрыл объятия, и Лем, проскользнув мимо него, встал так, чтобы вход в корабль был видел ему, а не астронавту. Чак обхватил его и похлопал по спине. Где-то внутри корабля раздался шум, и Лем поспешно вскричал:
- Удели мне одну минуту. Мне очень нужно с тобой кое о чем посоветоваться!
- Ниира, да? – ухмыльнулся Чак.
- Да, типа того, - Лем подхватил Чака под руку, и они двинулись по двору. – Понимаешь, у нас вроде все замечательно, но есть одна проблема, - он говорил первое, что приходило ему в голову, досадуя, что из-за Скиффа не может попрощаться с Чаком как следует. – Мне сказали, что когда любишь по-настоящему, тебя тянет на всякие безумства. Например, петь песни или плясать… Кричать во все горло, - вдохновенно расширил он перечень Скиффа.
Чак глянул на часы.
- Я совсем опаздываю, так что объясню тебе по-быстрому. Если девушка тебе нравится – просто нравится – тебе приятно гулять с ней, есть вместе мороженое, смотреть фильмы – это симпатия. А если у тебя в груди возникает такое чувство, что ты вот-вот умрешь, это уже любовь.
- Ооо, - Лем поневоле увлекся объяснением Чака. – У тебя было такое?
- Что? – переспросил Чак. – Нет, я никогда… Что это?
- Помогите! – повторился вопль, идущий из кустов через дорогу. – Помогите!
Голос был женский, и, более того, Лем его прекрасно знал. Именно так кричала известная актриса, играющая в сериале про пляжных спасателей – она была очень симпатичной, и когда она бежала по пляжу, ее антенны подлетали вверх-вниз. Лем тут же догадался, что это Ровер решил отвлечь Чака от корабля и включил запись с просьбой о помощи.
- Подожди здесь, - Чак, гордо выпрямив спину, зашагал к кустам.
Лем тут же бросился на корабль. Он застал Скиффа в плачевном состоянии – тот запутался в трубках, которыми скафандр крепился к стене.
- Стой смирно, - скомадовал Лем, освобождая друга.
Ему показалось, что он возился очень долго, пока Скифф наконец не оказался на свободе. Друг тут же кинулся к выходу, а Лем задержался, чтобы положить скафандр, как было. Справившись с этим, он поспешно направился наружу, но тут же услышал, как Скифф разговаривает с Чаком.
- Эээ… Чак, я хочу рассказать тебе одну вещь…
- Прости, Скиф, я и так очень задержался. Не видел Лема? Я просил его подождать, но он куда-то ушел.
- Н-нет. Может, его Ниира позвала?
- Наверное, так. Ну, бывай!
- Чааак! – отчаянно закричал Скифф, но тут же раздался скрежет поднимаемого трапа.
Лем попятился обратно в отсек со скафандром. Сейчас придет Чак, застанет его тут, и у них будет очень неприятный разговор. Хотя нет, у Чака же нет времени… Значит, он просто вышвырнет его с корабля, а разбираться они будут уже когда он прилетит в следующий раз. Если прилетит…
Отступая, Лем задел плечом какое-то резиновое устройство. Оно чуть не упало на пол, и он подхватил его в самом низу. Не хватало еще сломать что-нибудь! Лем выпрямился и осмотрел непонятную вещь. Вроде она цела, но он так сильно сжал ее ладонью…
Лем поднес эту штуку к глазам. На конце резинового шланга было расширение, похожее на рупор. Точно по контурам лица…
Он шутки ради приложил ее к лицу, и в этот момент заметил проходящего мимо отсека Чака. Лем дернулся от неожиданности, неосознанно пытаясь вжаться в стену, и стиснул в руке устройство, которое продолжал прижимать к лицу. Кнопка податливо продавилась под его пальцами, почти эфемерное облако, брызнувшее из «рупора», окутало его лицо. Перед глазами Лема потемнело, мир закружился, и еще, кажется, он начал взлетать…

Лем постепенно просыпался. Он с наслаждением потянулся, чувствуя себя просто великолепно. Не каждый день удается так выспаться. И кровать такая мягкая, будто он не лежит на ней, а парит в воздухе… Стоп.
Лем открыл глаза. Прямо над ним нависал потолок, причем явно не принадлежащий его комнате. Лем попытался сесть, оттолкнулся от стены и, наконец, принял вертикальное положение.
Он находился на корабле Чака, в нише, где хранились скафандры. Видимо, как всегда немного недальновидный астронавт не проверил все отсеки, и он провисел так некоторое время. Интересно, сколько он спал и можно ли еще вернуться?
Лем выплыл из отсека, покружил по кораблю и обнаружил стыковочный шлюз, ведущий в командный модуль. Он надавил на квадратную пластину в стене и проскользнул через открывшееся отверстие.
Чак нашелся в небольшом помещении, заставленном какими-то приборами. Он полулежал в кресле спиной к Лему, заложив руки за голову. Когда Лем бесшумно залетел в каюту, Чак зевнул.
- Доброе утро, - вежливо сказал Лем.
- Доброе утро, - откликнулся Чак.
Затем он резко развернулся в кресле, с долю секунды смотрел на Лема, а потом…
- Аааааааааааааааааааа!
- Аааааааааааааааааааа! – от неожиданности заорал в ответ Лем. – Ааа!
- Что ты здесь делаешь?! – воскликнул Чак, вскакивая с кресла. Из-за выбившего его из душевного равновесия появления Лема он забыл что находится в невесомости, и с размаху ударился головой о потолок.
Лем сочувственно скривился.
- Прости меня, - произнес он. – Это вышло случайно, я не хотел залезать в твой корабль. Я выручал… кое-кого, а затем какая-то штуковина прыснула мне в лицо, и я заснул…
- Еще бы, - Чак немного пришел в себя, смог сориентироваться в пространстве и теперь болтался в воздухе, почесывая ушибленную голову, - это предназначено для особо надоедливых пришельцев. Не для вас, конечно, - тут же добавил он, - но раз существуете вы, почему бы не быть и другим, кровожадно настроенным?
- Говоришь совсем как Скифф, - улыбнулся Лем и тут же погрустнел. – Бедняга Скифф, наверно, волнуется сейчас за меня. Я долго спал?
- Долго? – Чак рассмеялся. – Пойдем, приятель, я тебе кое-что покажу.
Они проплыли в соседнее помещение, где был большой круглый иллюминатор. Лем тут же устремился к нему. Большую часть обзора занимала бело-голубая планета.
- Это Земля, - сказал Чак. – Я уже почти дома, Лем! И ты побываешь у нас в гостях!
- Ого… - без энтузиазма проговорил Лем. – А как же моя обычная жизнь? Как родители, школа… Ниира?
- Да ничего страшного, - отмахнулся Чак. – Подумаешь, немного погостишь у нас! Здесь столько развлечений! Еще бы, ведь вы отстали от нас больше чем на сто лет!
- А здесь нет военных, похожих на генерала Гроула? Или ученых – таких, как профессор Киппл?
- Не волнуйся, никто не вынет твой мозг, - Чак хлопнул Лема по плечу. – Ну мы и повеселимся!
Бело-голубая планета постепенно приближалась. Становились отчетливо видными материки и океаны, будто застланные туманной дымкой. Планету не окружал пояс из астероидов, это было непривычно, но интересно. Земля…
- Ага! – уже радостнее подхватил Лем. – Повеселимся!

Глава 2.
- Я боюсь тебе помешать, - сказал Лем.
День был тяжелым – много впечатлений, разговоров, строгих военных и подобострастно улыбающихся штатских, еще более опасных, чем военные… Все спрашивали Лема о цели его визита и неверяще переглядывались, когда он объяснял, что это вышло неспециально. Потом ему пришлось пройти длительный медицинский осмотр. Мозги его, конечно, никто не тронул, но к его голове прикрепляли присоски, от которых отходили проводки, и когда зигзаги на небольшом экране плясали, доктора глубокомысленно терли подбородки и что-то строчили в своих блокнотах.
И вот они в конце концов сидели в машине и направлялись к Чаку домой. Сам Чак был за рулем, а Лем вертелся на соседнем сидении, приникнув к тонированному окну. Он за всю свою жизнь не видел столько необычного, сколько ему встретилось за этот день. Огромные дома, шумные улицы, животные, непохожие на их, везде мигают вывески и зазывают огромными буквами рекламы. «Это Калифорния, детка», - сказал Чак и подмигнул ему.
- Как ты мне помешаешь? – удивился Чак. – Места у меня много, располагайся, где хочешь.
- А твоя семья? У тебя же жена и одиннадцать детей! Или твой дом настолько большой, что вы можете даже не увидеться за день?
- Эээ… - Чак уставился на дорогу, избегая поворачиваться к нему. – Понимаешь, произошло небольшое недоразумение. Когда я тебе сказал про жену и одиннадцать детей, я был немного… ну… Короче, мне нужно было, чтобы ты не настучал на меня в полицию. Разве ты сам не догадался?
- То есть ты соврал мне? – уточнил Лем.
- Так это когда было! – усмехнулся Чак. – У меня нет ни жены, ни детей. Я свободен, как ветер, я нравлюсь девушкам, что еще может быть нужно?
- Не врать друзьям, - огрызнулся Лем. Ему уже не хотелось смотреть в окно, он сжался на сидении, подтянув к груди ноги.
- Да ладно тебе. Ты просто устал. Примешь душ, отоспишься, и поедем зажигать!
- Не хочу никуда ехать, - отрезал Лем. – Ты мог сказать мне позже. Мы столько раз говорили обо всем, а ты ни разу не упомянул, что солгал!
- Почему тебя это так задело? – Чак провел рукой по волосам. – Я забыл про это, ну, не считал чем-то важным. Какая разница, женат я или нет и сколько у меня детей?
- Потому что друзьям нельзя врать, - упрямо проговорил Лем.
Чак не стал его переубеждать, а позже принялся насвистывать какую-то песенку. Лема терзало искушение потребовать остановить машину, выйти и отправиться куда глаза глядят, но он понимал, что это было бы глупо, кроме того, куда он пойдет в незнакомом городе и на незнакомой планете? Он и сам не понимал, почему ложь Чака так зацепила его, но когда тот сказал, что не женат, горло Лема на мгновение сдавило, а в животе появилось странное ощущение – будто там запорхали лейри – маленькие крылатые обитатели пустынь.

Дом Чака и вправду оказался довольно-таки большим, не в пример скромному обиталищу Лема. Он был двухэтажным, с просторными комнатами в светлых тонах и с бассейном на заднем дворе. Комната, которую Чак выделил Лему – тот наотрез отказался выбирать сам, все еще не желая разговаривать с ним, - тоже была немаленькой. Мебели в ней было немного – кровать, шкаф, телевизор на тумбе и журнальный столик, все белое или прозрачное. Большое окно выходило на задний двор, где помимо бассейна располагались цветочные клумбы и небольшое поле для гольфа.
- А здесь ванная, - Чак указал на дверь, ведущую из комнаты. – У тебя будет собственная ванная, правда, здорово?
- Просто супер, - с иронией отозвался Лем.
- Отдыхай, если захочешь поесть, спускайся на кухню. Холодильник всегда забит едой – следят, чтобы космический герой не голодал! – Чак выгнул спину и согнул руку в локте, демонстрируя бицепс, но, видя, что на Лема это не производит впечатления, расслабил мышцы и потрепал его по голове.
Лем тут же отодвинулся, насупленно глядя на него.
- Ну, спокойной ночи, - Чак кивнул ему. – Надеюсь, к утру твое настроение улучшится.
Он удалился, закрыв за собой дверь. Лем подбежал к кровати и плюхнулся на нее. Глаза немного щипало – наверное, атмосфера этой планеты немного отличается от их. К утру должны привыкнуть…
За ночь настроение Лема действительно сменилось более благожелательным. Он умылся, оделся и направился на кухню, по пути то и дело останавливаясь и рассматривая необычные для него предметы вроде музыкального центра или велотренажера.
Чак уже был на кухне и завтракал соком и сэндвичем. Он помахал Лему рукой, и тот ответил, улыбаясь.
- Хорошенько поешь, - посоветовал ему Чак. – Нам предстоит насыщенная программа.
- А люди не будут удивляться? – спросил Лем. – Я же для них несколько… непривычен.
- О, нет, - Чак рассмеялся. – Они же видели тебя по телевизору. Скорее тебе придется отбиваться от восторженных поклонниц. Не слишком увлекайся – у тебя ведь есть Ниира.
- Ага, - рассеянно отозвался Лем. – Я думал, что меня запрут на базе на все время пребывания здесь, но они, видимо, боятся дипломатического конфликта. Как будто мы можем вам навредить – мы же даже не летаем в космос и совсем недавно были уверены, что Вселенная составляет пятьсот километров в длину.
- Это еще не самое большое чудо, - Чак дернул бровями. – Вот погоди, побываешь ты в Голливуде…
- В Голливуде? А что это такое?
Чак подошел к Лему, приобнял его и провел перед ними рукой.
- Голливуд – это ожившая мечта, сказка наяву, волшебство в нашем мире. Я всегда мечтал быть актером, - признался он, - но стал космонавтом. Как думаешь, из меня бы вышел неплохой актер?
Когда Чак отвернулся, Лем выразительно поджал губы.

Эта прогулка напомнила Лему мелькание ярких стеклышек в калейдоскопе. Вот они на аллее славы, Чак касается ладонью отпечатка руки знаменитости, Лем тоже прикладывает свою четырехпалую ладошку, оба хохочут. Вот они перекусывают в Чайнатауне, а Чак не замолкая рассказывает различные байки про Лос-Анджелес, про то, как тот стал одним из центров космонавтики и как здесь нравится жить ему самому. Вот они прячутся от поклонниц на одной из набережных Малибу, а девушки, напирая на них, сносят прилавки и визжат. Вот в одном из магазинов на Редондо-Бич Лем смущенно оглядывает себя в зеркале – он впервые примерил штаны.
Вечером Чак потащил Лема на бульвар Уилшир, в его центральную часть, называемую Милей Чудес. Там располагались самые известные рестораны и клубы Лос-Анджелеса. В один из клубов они и зашли, проследовав мимо длинной очереди. Охранник на входе пропустил их, откозыряв обоим, и они оказались внутри.
Лем никогда прежде не бывал в подобном месте. Тут было очень шумно – гремела музыка, смеялись люди, танцующие или сидящие на диванчиках и у барной стойки. Чак заказал им по коктейлю, выбрав Лему клубничный без алкоголя. Потягивая напиток, Лем озирался по сторонам.
- Привет, мальчики, - к ним подошли две симпатичные девушки, одетые в коротенькие майки и юбки. – Расслабляетесь?
Чак тут же заулыбался. Лем нахмурился.
- Не хотите составить нам компанию? – предложил Чак.
- С удовольствием, - обе девушки вмиг повисли на нем, щебеча, как рады встретить национального героя.
- Вам, наверное, бывает скучно в долгих полетах, - предположила одна из девушек.
- Да, особенно без таких красавиц, - Чак обнял ее и привлек к себе.
Другая девушка смотрела на Лема.
- А на той планете, - спросила она Чака, - все такие же, как этот… пришелец? Они так непохожи на нас, правда?
Чак окинул Лема взглядом.
- Ну, поначалу это кажется странным, а потом привыкаешь.
- И эти… антенны, - девушка неприязненно покосилась на Лема, отвечавшего ей таким же выражением лица. – Они же должны мешать!
Лем со стуком поставил коктейль на стойку.
- Пойдем отсюда, - сказал он Чаку.
- Домой? – удивился тот, крепче прижимая к себе девушку. – Но еще рано!
- Пойдем, - твердо произнес Лем. – Я устал.
- Но… - Чак с сожалением взглянул на свою спутницу. – Ладно, раз ты так хочешь…
Всю дорогу до дома Лем молчал, не реагируя на попытки Чака вывести его на разговор. Это был такой чудесный день, и надо же было ему так закончиться!
Войдя в дом, Лем прошел на кухню и налил себе воды. Чак следовал за ним.
- Что случилось? – спросил он. – Все же было хорошо!
- Просто прекрасно! – выпалил Лем. – Особенно когда эта… девица принялась обсуждать мою внешность.
- Ты слишком болезненного относишься к этому. Она не имела в виду ничего плохого. Сам понимаешь, то, как ты выглядишь, несколько непривычно для жителей моей планеты.
- И для тебя? – в Леме волнами поднимался гнев. – Ты тоже считаешь меня уродливым?
- Нет, я…
- Сидел там, обнимался с ней, совсем забыл обо мне! Еще минута, и вы бы… она бы…
- Эй! – Чак казался ошеломленным. – Ты ведешь себя так, точно ты моя подружка! Ты что… ревнуешь?
Лем застыл как громом пораженный.
- Я… что? Ты с ума сошел?! Нет, конечно, я не ревную!
- А почему тогда тебя так беспокоит, что я общался с той девушкой?
- Потому что она… она… - Лем прожег Чака взглядом, отодвигая стакан подальше от себя, чтобы не плеснуть ему водой в лицо.. – Она просто гулящая девка!
- Лем, - серьезно проговорил Чак. – Ты в меня часом не влюбился?
- Нет! – завопил Лем так, что зазвенела посуда в буфете.
Он выбежал из кухни, промчался через гостиную, взлетел по лестнице и, тяжело дыша, заскочил в свою комнату.
- Чарльз Бейкер, - прошипел Лем, глядя в пустоту, - ты самая большая сволочь во всем мире! Никто в здравом уме никогда в тебя не влюбится! Да это просто смешно! Это... нелепо, невозможно! И... - Лем вздохнул, - я главный псих в этой галактике, раз влюбился в тебя.
Все сходилось – когда Чак был рядом, Лему хотелось петь, танцевать, да что угодно, даже прыгать от счастья. Он ужасно скучал, пока Чак был на Земле, и так расстраивался, что им не удавалось нормально поговорить. И это чувство… будто лейри пляшут в его животе. Что это, как не любовь?
- Но я не ревновал, - сказал себе Лем. – Я не какая-нибудь дурочка. Мне все равно, с кем он там обнимается.
Перед его мысленным взором возникла картина – Чак, нежно шепчущий той девушке слова любви.
Лем зарычал.
- Ну ладно, ладно. Не все равно.

Глава 3.
Следующий день они провели, никуда не удаляясь от дома. Чак учил Лема играть в гольф, Лем учил Чака совершать кувырки в воде, оба учились тушить небольшой пожар, возникнувший, когда они забыли бифштексы на решетке для гриля.
- Хорошо здесь, правда? – произнес Чак.
Они вытянулись на лежаках, защищенных зонтиками от солнца. Глаза Чака скрывали затемненные очки, и Лем то и дело наклонялся, силясь рассмотреть его глаза, чтобы угадать его настроение.
- Да, - коротко ответил Лем.
- Скучаешь по дому?
- Да.
- А по Ниире?
- Да.
Чак сдвинул очки на лоб и приподнялся на локте.
- С тобой все в порядке? – без обиняков спросил он.
- Да, конечно, - соврал Лем.
- Слушай… - Чак запнулся, - насчет вчерашнего…
- Давай не будем об этом, - попросил Лем. – Это, наверно, коктейль так на меня подействовал.
- Он же безалкогольный, - засомневался Чак.
- А кто знает, как такие коктейли действуют на мой организм? Я вообще загадка для ваших докторов, меня только начали изучать.
- Да, возможно.
Поскольку произошло непредвиденное обстоятельство в виде прибытия Лема, обратный полет корабля Чака планировался раньше, чем предполагалось – через пару недель. Лема регулярно вызывали к себе военные, там с ним беседовали, а доктора вновь и вновь обследовали его. Свободные от дел дни они с Чаком проводили, гуляя по городу или посещая достопримечательности. Лем прокатился на фуникулере, побывал на Банковской башне, посетил обсерваторию и планетарий, где один из ученых показал ему маленькую звездочку – его родное солнце.
Вечерами они с Чаком сидели на кухне или в гостиной и разговаривали о многих вещах, различающихся или общих для их культур. Но одна мысль не давала Лему покоя.
- Почему ты одинок? – спросил он как-то Чака. – Нет, ты говорил, что окружен женским вниманием, но мне все же кажется, что ты не считаешь себя таким уж счастливым.
- Ну что ты, - рассмеялся Чак, откидываясь в мягком кресле. – Как можно быть несчастным, когда кругом столько девочек, готовых отдать все, только бы ты улыбнулся им своей знаменитой улыбкой, - он тут же продемонстрировал, какой именно. – Но все они видят во мне героя, покорителя космоса, Чака Великолепного. И никого из них не волнует, что происходит у меня на душе.
- Меня волнует, - слова сами вылетели изо рта Лема, и он запоздало прихлопнул его ладонью.
Чак подался вперед.
- Лем…
- Нет, - Лем встал. – Ничего не говори.
Он подошел к Чаку и опустился возле него на корточки.
- Пожалуйста, позволь мне… - он провел рукой по лицу Чака, такому теплому по сравнению с его ладонью.
- Лем, я…
Лем проследил пальцем линию его губ, и Чак замолчал. «Прошу тебя», - мысленно уговаривал он Чака, - «дай нам попробовать. Ты не можешь знать, понравится ли тебе, если сосредоточишься на том, какие мы разные». Он погладил Чака по голове. В отличие от плотных прядей Лема, у Чака были мягкие волосы, в которые оказалось так приятно зарываться пальцами.
Чак прикрыл глаза, словно прислушавшись к беззвучной мольбе Лема. Тот гладил его щеки, дотрагивался до век, слегка оттягивал нижнюю губу, а затем привстал и потянулся к нему лицом.
Чак открыл глаза.
- Не нужно… - прошептал он. – Это может слишком далеко зайти.
- Я не боюсь, - Лем храбрился, но не мог позволить себе остановиться, пока Чак не отталкивал его.
- Лем, послушай, - Чак взял его за плечи, не подпуская к губам, - я сам начал думать об этом, наверно, еще раньше, чем ты – когда я учил тебя, как нужно ухаживать за девушкой. Знаешь, когда мы танцевали, а потом остановились… я ведь хотел поцеловать тебя. И поцеловал бы, если бы Скифф не зашел.
- Тогда почему нет? – с обидой воскликнул Лем. – Если ты сам хочешь этого!
- Потому что есть вещи, которые… - Чак замолчал на мгновение. – В общем, это нельзя. Я землянин, а ты – пришелец. Я – мужчина, и ты, - он бросил взгляд вниз, туда, где срастались бедра Лема, - ну, вроде как мужчина.
- Мы с тобой похожи больше, чем ты думаешь! – пылко вскричал Лем. – Мы оба любим музыку, оба стремимся к звездам, оба смеемся над одними и теми же шутками! Но нет же – тебе нужно сосредоточиться на другом, да? Ты ведь так и не ответил, считаешь ли ты меня уродливым!
- Нет, - Чак коснулся его скулы, - я считаю тебя очень симпатичным.
- Тогда что не так? – Лем склонил голову, следуя за ладонью Чака
- Я…
Лем не дал Чаку договорить. Он подался вперед и вжался губами в его губы. Чак миг медлил, а затем ответил на поцелуй. Это отличалось от того, что Лем испытывал с Ниирой. Губы Чака были более подвижными, как и язык, и он выделывал ими такие штуки, что Лем вскоре почувствовал, что кое-что прямо-таки рвется наружу. Он сжал ноги, не позволяя случиться непоправимому, но стоять, прогнувшись в спине, было неудобно, и Лем боком сел на Чака. Тот тут же разорвал поцелуй, охнул и немного сдвинул Лема ближе к коленям.
- Что такое? – Лем посмотрел вниз. – Ой! Это антенна, которую я видел? Обычно она не так заметна.
Чак вскочил, сбрасывая Лема и сразу подхватывая, не давая упасть.
- Тебе пора идти спать, - он быстро направился к выходу. У двери он остановился. – Нам не стоило этого делать. Хотя бы я должен соображать.
- Но Чак! – Лем двинулся к нему.
- Никаких «но»! – Чак разрубил рукой воздух. – Этого больше не повторится! Никогда!
Лем остался стоять в опустевшей гостиной. Глаза опять щипало, и на этот раз он уже не мог отговориться аллергией на местный воздух. Причиной этого был Чак. Лем шмыгнул носом. Ничего, он сделает все, что может, и пробьется через оборону, которую Чак выстроил вокруг себя!

А на другой день его похитили. Вот так вот просто – подскочили к нему на улице, нацепили на голову мешок и засунули в машину, он даже не успел испугаться. Ехали долго, Лему было скучно, а когда он попытался заговорить с похитителями, на него накричали и обозвали лягушкой.
Машина остановилась, Лема вытащили из нее и сняли с него мешок. Он оказался в темном помещении без окон, заставленном каким-то хламом. В углу стояла кровать, являвшаяся здесь единственным целым предметом мебели.
Двое мужчин угрожающего вида нацелили на него оружие.
- Привет, - как можно дружелюбнее сказал он. – Что вам от меня нужно?
- Ты! – один из похитителей ударил его прикладом. Лем схватился за ушибленное плечо. – Жалкая тварь, как ты смеешь спрашивать о чем-то Человека! Мы все знаем - это только начало! Сперва на Землю заявился ты, а потом сюда толпами повалят такие же уродцы! Скоро на планете не останется ни одного человека! Но мы не позволим этому случиться. Ты вернешься на свою планету, но не в таком виде, как сейчас. Когда они увидят тебя покалеченным, потерявшим рассудок, ни один член вашего правительства не согласится иметь дело с землянами!
- Нам не нужна Земля, я попал сюда случайно, - попытался возразить Лем, и был тут же отброшен ударом тяжелого сапога.
- Молчи, земноводное! – приказал второй человек. – Думаешь, все здесь рады тебе? Ты еще узнаешь, что мы готовы сделать ради безопасности своей планеты.
- «Что может быть хуже закосневших в своих убеждениях военных?» - позже, сидя в одиночестве рассуждал Лем. – «Только кучка сумасшедших экстремистов, возомнивших, что могут решать за всю планету. И никто не знает, где я, никто не придет ко мне на помощь. И я больше не встречусь с Чаком, а если и встречусь, мне промоют мозги так, что я не узнаю его».
Надо сказать, обращались с Лемом не так уж плохо. Его кормили трижды в день, ему предоставили емкость для отходов, его не били, если он не пробовал поговорить с тюремщиками. По обрывкам их бесед Лем узнал, что экстремисты ждут какого-то специалиста по гипнозу, который и будет лишать его разума.
Дни тянулись один за другим, приближая дату отлета, и Лему было очень страшно. Еще он скучал по Чаку и по тому, что почти возникло между ними. Лейри больше не появлялись, а он так хотел ощутить их вновь.
Гипнотизер появился вечером. Лем удивился, услышав, как открывается дверь в подвал, где его держали – совсем недавно ему приносили ужин, но по шагам узнал нового человека и похолодел.
- Вот, значит, какой он, - сказал доктор, выходя на свет неяркой лампы под потолком.
Доктор был средних лет, усат и невысок, от него веяло опасностью, и Лем сжался на кровати, с ужасом глядя, как следом за вошедшим похитители вносят различную аппаратуру.
Гипнотизер подошел к нему, оттянул подбородок, приказал высунуть язык, проверил глаза и пощупал лоб.
- Здоров, - заключил он.
Прямо возле кровати установили высокий ящик с множеством лампочек. На нем стояло устройство, похожее на каркас большой шапки. От него к основному кубу тянулись провода.
- Сядь прямо, - скомандовал гипнотизер.
Лем замотал головой, вжимаясь в угол. Сразу двое тюремщиков подбежали к нему и заставили сесть ближе к краю кровати. Доктор одел на него это приспособление и щелкнул рычажками на ящике.
- Не надо, пожалуйста, - взмолился Лем. – Я же такой же, как вы!
- Не разговаривай, иначе процедура кончится хуже, чем должна, - сообщил доктор.
Лем в бессилии закрыл глаза. Ему оставалось только ждать, как одна за другой его разум покинут все мысли. Интересно, как это произойдет? Наверно, сперва забудется всякая ерунда, вроде названий комиксов и содержания фильмов. Потом – более важные вещи, например, то, что он учил в школе. И, наконец, самое дорогое – друзья, родители... Чак. Чак?!
Крыша подвала проломилась, и прямо на головы похитителям свалился тот, на чье появление он уже не рассчитывал.
- Чак! – радостно закричал Лем.
- Так не пойдет, - гипнотизер всем телом навалился на него. – Лежи смирно, скоро начнется процесс стирания рассудка.
За спиной гипнотизера Чак боролся с экстремистами, показывая чудеса боевых искусств, а на кровати медленно терял рассудок он сам, Лем.
- Чааак, - простонал он. Его разум медленно заволакивало пеленой.
А потом стало темно.

Глава 4.
- Лем! Эй, Лем! Очнись! – его били по щекам, причем неслабо.
Лем приподнял руку, но она тут же упала обратно.
- Лем, ну прошу тебя! Ты мне нужен!
- Нужен? – слабо спросил Лем. – Сильно нужен?
- Очень сильно! Эй, ты очнулся!
Лем разомкнул веки. Над ним со страшным беспокойством склонился Чак.
- Это такая традиция, да? – пробормотал Лем. – Спасать друг друга в последнюю минуту, падая сверху. А ты мне и помимо того с неба свалился…
И вновь окружающее потеряло четкость и растворилось в беспамятстве.
Потом, когда он очнулся уже в госпитале, его ни на минуту не оставляли в покое. Вокруг него крутились врачи и медсестры, военные и представители правительств не давали ему покоя, беспрестанно извиняясь за этот ужасный инцидент. И только когда Лем раскричался, требуя всем покинуть его палату, в ней, наконец, воцарилась тишина.
Чак пришел к нему позже – его должны были осмотреть и допросить. Зайдя, он смущенно улыбнулся Лему и встал возле его постели.
- Привет, - сказал Лем.
- Привет, - откликнулся Чак. – Как ты себя чувствуешь?
- Неплохо. Когда меня выпустят отсюда?
- Ну, сперва надо сделать еще какие-то анализы, потом… - видя негодующий взгляд Лема, Чак рассмеялся. – Отлет завтра, ты не забыл?
- Как завтра? – ахнул Лем. – Но я… - он замолчал.
- А сегодня тебе разрешили провести вечер у меня. Я объяснил им, что так у тебя останутся лучшие воспоминания о нашей планете.
- Чак! – Лем подскочил на кровати. – Я тебя обожаю!
Чак усмехнулся.
- Собирайся. Я кое-что приготовил дома.

Перед входом в дом Чак настоял на том, чтобы закрыть Лему ладонями глаза. Он провел его вперед, и только затем отпустил. Лем открыл глаза.
Они стояли в гостиной. Все стены были в плакатах с надписями «С возвращением, Лем!», поверху висели гирлянды шариков, а на столе стояло угощение.
- Спасибо, - с чувством проговорил Лем.
Чак хмыкнул и уселся за стол, тут же набив рот едой. Лем устроился напротив.
- Как ты меня нашел? – спросил он, немного насытившись.
- Это было нелегко. Мы долго думали, кому ты мог понадобиться. По характеру действий было похоже на группировку экстремистов, но ты не представляешь, сколько их в мире! А потом мне повезло – кое-кто из моих должников – у меня разные знакомые, знаешь ли - раскололся, пообещав, что я не притащу туда армию. Ну, я и явился один.
- Тебя могли убить, - заметил Лем.
- Тебя когда ты спасал меня с базы номер девять, тоже, - отпарировал Чак - Но ты же пошел за мной.
- Я не мог не пойти, - улыбнулся Лем.
Какое-то время они ели в молчании, потом он сказал:
- Тогда, в подвале… Ты говорил, что я тебе нужен.
Чак закашлялся.
- Чуть не подавился, - произнес он. – Ну да, говорил. Я вообще думал, что тебе уже мозги поджарили. Мало ли что я мог сказать.
Лем поднялся, обошел стол и оказался возле Чака.
- Я правда тебе нужен? – спросил он.
Чак вздохнул.
- Правда.
Лем потянулся к нему.
- Если кто-нибудь узнает, меня убьют, - проговорил Чак. – Просто убьют.
Лем обнял его за плечи и поцеловал. Чак ответил ему, да так, что вскоре в спину Лема неудобно уперся край стола. Но Лем никак не показал, что ему неприятно. Он жадно целовал Чака, гладил по волосам и прижимался к его бедру своим. Он начал стонать, когда Чак провел рукой по его голове, дотронувшись до чувствительных антенн.
- Больно? – тут же отодвинулся от него Чак.
- Нет, продолжай, - выдохнул Лем, вновь приникая к его губам.
Чак ощупывал его, узнавал его, и он отвечал ему тем же. Оказалось, если погладить Чака по лопаткам, он сильнее сжимает пальцы, уже переместившиеся на бедра Лема, а если поцеловать туда, где из-под воротника футболки проглядывает кожа, он шумно дышит и ругается сквозь зубы.
Внизу появилось знакомое ощущение, и Лему пришлось остановиться и отодвинуться.
- Чак, - он постарался вложить в голос всю силу убеждения. - Если это не произойдет сейчас, оно может не случиться никогда. Мы уже дважды чуть не потеряли друг друга, кто знает, что случится на следующий раз.
- Я даже не знаю… - Чак оборвал себя. – Ладно. Иди сюда.
Лем сел верхом на него, сжимая бедра, чувствуя, как в том месте, которое Скифф когда-то предлагал ему защищать пробкой, происходят изменения, и спереди его появляется то, что дано природой для размножения мужской половине его расы.
- Это… это оно? – Чак был крайне изумлен. – Прости, то есть он?
Лем мысленно взмолился, чтобы различия строения их тел не оттолкнули Чака.
- Да, у нас это происходит именно так. Он как бы выдвигается… оттуда, а не висит все время, как у вас. По-моему, это разумнее, по крайней мере, безопаснее…
- Да уж, - произнес Чак. – И на антенну он уж точно не похож.
Лем, чтобы отвлечь Чака от обсуждения щекотливой темы, увлек его в поцелуй, водя руками по его телу, залезая под футболку и гладя по груди. Чак уже сильнее прижимал его к себе, и Лем чувствовал, как они соприкасаются теми самыми частями тела, различия которых они обсуждали минуту назад.
Лем опустил руку и погладил его по паху. Чак рвано вдохнул, запрокидывая голову назад и подаваясь к нему бедрами. Лем по походу в магазин был немного знаком с устройством ширинки, кроме того, похожие молнии носили на куртках обитатели его планеты, поэтому расстегнуть штаны Чака ему не составило особого труда. Справившись с этим, он потянул вниз ткань трусов и смог наконец разглядеть то, что в своих мыслях он называл не иначе как антенной, поскольку то определение полового органа, которое существовало у его народа, точно не подходило настолько отличающемуся от его собственного достоинству Чака.
- Не смотри так, - попросил Чак. – Мы же парни, а парни не рассматривают друг друга.
- Почему? – Лем протянул руку, и когда она сомкнулась, Чак застонал.
- Это не принято, - выговорил он.
- А трогать – принято? – Лем шевелил пальцами, ритмично сжимая ладонь.
- Да! Да, еще как принято!
Вскоре Чак схватил Лема за запястье.
- Подожди, или все закончится слишком быстро.
Лем, до этого отслеживавший движения руки, приподнял голову. Чак расплывался перед его взором, Лем чувствовал, как потяжелели веки. Ему хотелось вжаться в Чака и начать вбиваться в него.
Чак завел руку за спину Лема и провел ею вниз.
- Никогда не делал этого раньше, - признался он. – Я имею в виду, не с девушками.
- А я вообще не делал, - покраснел Лем. – Но представляю, как!
- Хотел бы и я представлять, - пробормотал Чак. Лем ощутил, как его касаются его пальцы.
- Тебе понравится, честно! - Лем не был уверен в этом, но собирался выложиться по полной.
И, не дожидаясь, пока Чак решится, он приподнялся и сел на его «антенну», которая свободно зашла в него. Чак охнул и вцепился в его ноги. Лем снова вскинул бедра, опираясь на плечи Чака, а затем уже тот подхватил его и задал темп.
Это было восхитительно. Лучшего ощущения Лем не испытывал прежде. Он чувствовал Чака в себе, тот скользил в нем, а он сжимал его «антенну» – то целиком, а то только у основания. Излишняя ширина не была проблемой благодаря сильным мышцам, и, судя по всему, Чаку это тоже нравилось – он с каждым толчком прижимал Лема к себе, беспорядочно целовал в уши, щеки и губы и шептал что-то непонятное.
Все большее напряжение возникало между бедер Лема. Движения Чака вбивали его в низ его живота, Лему даже было чуть больно, так хотелось освободиться от ощущения, скручивавшего пах в узел, но он боялся, что если он быстро закончит, Чак сочтет его совсем неумелым.
- Давай же, Лем, - простонал Чак. – Я больше не могу!
Услышав это, Лем обхватил его ногами и что есть силы задвигался ему навстречу. Кольцевые мышцы ходили вверх-вниз, лаская Чака, и он не выдержал и стиснул бедра Лема, победно рыча и двигаясь все медленнее.
Лем отстал от него ненамного. Стоило ему понять, что происходит с Чаком, как он толкнулся пару раз и наконец почувствовал долгожданное облегчение. Он уткнулся носом в ухо Чака, издавая блаженный стон, слегка вдавливаясь в его живот и размазывая по нему свою жидкость.
Когда с Лемом стал происходить процесс, обратный возбуждению, он слез с Чака, чтобы не причинить ему боль. Тот рассматривал свой живот, покрытый тягучей зеленоватой субстанцией.
- Прости, - Лем смутился. – Я не предупредил.
- Ничего, - отмахнулся Чак. – Нам обоим нужно в душ. А потом выходи на улицу, в последний раз посмотришь на звезды с этого конца галактики.

Лем привел себя в порядок и спустился вниз. Он вышел во двор, и тут что-то ударило его по носу. Он задрал голову.
- Это дождь, - объяснил Чак, подходя к нему сзади. – У вас он из камней, а у нас - из капелек воды.
- И от него не надо прятаться? – удивился Лем.
- Ну, многие у нас тоже пользуются зонтами.
- Глупцы, - Лем подставил лицо падающим каплям. – Если бы у нас шел такой дождь, я бы только и делал, что гулял под ним.
Чак встал рядом с Лемом и указал наверх.
- А вот в той части неба – твоя планета. Ее не видно отсюда, потому что ваше солнце не такое яркое, но тем не менее она там.
Лем вздохнул.
- Что мы будем делать?
Чак почесал нос.
- Ну, если ты немного подрастешь и все еще захочешь быть со мной, ты сможешь обучиться на пилота, к тому времени ваш народ как раз построит первые корабли.
- И мы будем летать с тобой? – Лем затаил дыхание.
- Надо же кому-то обследовать остальные уголки Вселенной, - улыбнулся Чак.
- А все это время… Ты будешь прилетать ко мне? – Лем с надеждой посмотрел на него.
- Конечно, буду, - Чак шутливо толкнул его в плечо. – И ты обязан навестить Землю – мы ведь так и не побывали в Голливуде. Не расстраивайся. Мы послужим символом единения наших рас… если меня все-таки не угрохают за это. Кроме того, не забывай – у нас еще две недели полета.
Лем прижался к нему. В его животе вновь танцевали лейри, да и он сам едва сдерживался, чтобы не присоединиться к ним. Пожалуй, случайность, приведшая его на корабль Чака, была не ошибкой, а знаком судьбы. Стало быть, не стоит грустить. В конце концов, Чак прав, у них еще целых две недели!

@темы: Фанфик, Слэш, Планета 51, NC-17

URL
Комментарии
2010-12-13 в 03:09 

Imiridil
Imiridil // Потом гиппогрифы танцевали с соплохвостами, но вряд ли это было на самом деле... (с)
FairyFoxy !!!!!! Я обожаю тебя! Обожаю-обожаю-обожаю))
Фик еще не читала: спать хочу, сил нет. Но... Черт, я так по ним хотела чего-нибудь почитать!!!! А тут такой подарок!
Завтра, как проснусь, займусь))

2010-12-13 в 03:10 

Обернись. Ты здесь не один.
Ой, я так рада, что ты смотрела этот мульт! И твой энтузиазм заставляет улыбаться) :kiss:

URL
2010-12-13 в 14:52 

Imiridil
Imiridil // Потом гиппогрифы танцевали с соплохвостами, но вряд ли это было на самом деле... (с)
FairyFoxy , это было чудесно! Спасибо огромное! :squeeze:

2010-12-13 в 17:53 

Обернись. Ты здесь не один.
:shy: Тебе спасибо)

URL
   

Fairytales

главная