00:01 

Волшебная лампа Картмана

FairyFoxy
Обернись. Ты здесь не один.
Название: Волшебная лампа Картмана.
Автор: FairyFoxy.
Описание: Освободив самого настоящего джинна, Картман может загадать семь желаний. Но иметь дело с джиннами, как известно, опасно - малейшая неточность в приказе может обратиться против владельца лампы.
Пейринг: Картман/Кайл.
Рейтинг: PG-13.
Размещение: я не против, но прошу уведомлять меня об этом.
От автора: написано profileBastet Seimoore на День Рождения! Поздравляю, и пусть кайман будет вдохновлять тебя вечно!

- Твою мать! – истошно завопив, Картман швырнул задымившийся предмет в стену и отскочил на добрую пару футов.
- Твою мать! – раздалось в ответ приглушенным голосом. – Пацан, ты охренел? Больно же, блин!
- Твою мать, ты кто? – опешил Картман, недоверчиво осматривая чадившую старинную лампу с отколовшимся от удара носиком.
Лампа странно подергивалась и подпрыгивала, изнутри доносились неразборчивые ругательства, а потом она сама по себе встала стоймя. Из обломанного носика повалила густая струя дыма, сложившая из себя мускулистого серого мужчину в полотенце, обернутом вокруг головы.
Собственно, кроме полотенца и золотой цепи на шее на нем ничего не было, но поскольку нижняя часть его тела переходила в дымовой хвост, зрелище трудно было назвать неприличным.
- Твою мать, спасибо тебе, пацан! – исполин склонил голову.
- Ты какого хрена за мной повторяешь «твою мать»? – Картман прищурился и скрестил руки на груди, гадая, можно ли поиметь с этого придурка какую-нибудь выгоду.
- О великий ублюдок! Я не знаком с вашими обычаями. Все, что я говорю, я прочитал в твоей тупой башке, и пользуюсь теми обращениями, которыми пользуешься ты.
- Типа ты ведешь себя как я? – уточнил Картман. – А ты вообще кто?
- Я джинн, мой жирный спаситель.
- Я не жирный, скотина! И заканчивай подражать мне!
Джинн недоуменно сдвинул брови, оглядывая его с головы до ног, но промолчал.
- В эту лампу меня заточил…
- Да насрать мне, - перебил его Картман. – Я видел джиннов по телеку. Ты реально можешь сделать все, что я захочу?
- О да. Если ты получил в дар мое узилище, ты мой хозяин, и я выполню семь твоих желаний, а затем буду свободен.
- Эээ… в дар? – Картман скосил глаза в верхний угол. – Ну короче, джинн, я хочу трахнуть Кайла Брофловски.
Он вытер вспотевшие ладони о джинсы.
- Хорошо, - спокойно ответил джинн, отчего Картман нервно дернулся. – И как ты это хочешь?
- Ну… то есть как?.. В смысле – куда, или ты о чем?
- После чего, по-твоему, он должен захотеть такого?
- А… ну… пусть будет спор! Этот еврей уже как-то проспорил мне и зажал выполнять что должен был!
- И на что будет спор? – уточнил джинн.
- Блин, твою мать, какая нахрен разница?! – Картмана всего трясло. – Да насрать… Пусть на мое имя, например! Пусть Кайл поспорил, что меня зовут не Эрик Картман!
- Твое желание – закон для меня, мой жирный повелитель.
Протестующий вопль Картмана заглох в сгустившейся темноте, которая спустя пару мгновений рассеялась клочьями. На Картмана навалилось множество звуков, и он не сразу понял, что находится в школе. Прямо перед ним стоял раскрасневшийся и очень сердитый Кайл, который громко возмущался. Картман появился где-то на середине фразы:
- … и поэтому я не буду с тобой трахаться!
Он мгновенно сориентировался и подхватил:
- Думаешь, если ты еврей, можно сливать споры?
- Да потому что ты нихрена не выиграл!
Картман отставил ногу вперед и со значением пристукнул по полу.
- А вот и выиграл! Ты проспорил, так что давай, Кайл, нам надо уединиться. Или ты предпочтешь делать это перед всеми? Не знал, что ты такой извращенец!
Проходящие мимо парни остановились и прислушались, вокруг них начала собираться толпа.
- Извращенец тут только ты, жиртрест! – лицо Кайла пошло алыми пятнами, казалось, что это выбившиеся из-под шапки рыжие пряди бросают отсветы. – Ты слушал, что я тебе говорил? Я не проиграл, потому что тебя зовут не Эрик Картман, а Эрик Теодор Картман! Это – твое полное имя, и если ты возьмешь на себя труд прочитать, что написано в твоих документах, ты увидишь в них именно это!
- Хрень какая-то, - Картман замахал в воздухе руками, словно отгоняя ос. – Джинн, ты где там?
- Я тут, о жирный…
- Заткнись! Короче, мне это все не нравится, эта еврейская сволочь опять выкрутилась! Давай что-нибудь другое, только чтобы он трахнулся со мной на законных основаниях!
Кайл с презрением смотрел на Картмана, очевидно, не понимая, с кем тот разговаривает и не слыша джинна.
- Да, мой жирный властелин, - откликнулся джинн.

Звучала подозрительно знакомая мелодия, даже не до конца придя в себя, Картман опознал ее и машинально подстроил под нее свой шаг. Маленькая церковь Саус Парка была набита до отказа. Те, кому не хватило мест на скамьях, стояли. Большинство что-то жевало.
Проходя мимо передних рядов, Картман заметил свою мать, промокавшую глаза белоснежным платочком. Возле ее ног стояла пустая корзина, на белой ленточке окантовки значилось: «Чтобы жизнь была сладкой, как пирожки»!
С другой стороны прохода в черных костюмах и с похоронными лицами сидели Стэн и Кенни. Посмотрев на Картмана, первый отвернулся, а вот второй залился смехом, глухо доносившимся из-за парки, надетой под костюм. Тут Картман и заметил Кайла, ожидающего его у алтаря, и обратил внимание на собственную одежду.
- Твою мать, гребаный джинн! – вознесся к потолку церкви его вопль. – Какого хрена невеста – я?! Поменяй все нахрен! Я хочу, чтобы Кайл зависел от меня, чтобы он ничего без меня не мог, чтобы я был главным!
- Это всего лишь волнение перед свадьбой! – объясняла повстававшим гостям миссис Картман. – Поросеночек очень переживал!
- Мааам, не называй меня так! – хотел сказать Картман, но джинн уже начал исполнять его желание, и стены церкви исчезли, сменившись привычной обстановкой его комнаты. И только донеслось: «Как прикажешь, жирный господин».
- Ну и где Кайл? – поинтересовался Картман, поочередно открывая шкаф и заглядывая под кровать. – Он еще не пришел, что ли?
- Он уже тут, - прошелестел невидимый джинн.
- Шикарно!
Картман подскочил к зеркалу, пригладил, затем взлохматил волосы, дыхнул в ладонь, критически осмотрел себя и удовлетворенно улыбнулся. Привычным жестом потянувшись к шкафу, он достал из его недр баночку с бело-голубой наклейкой и водрузил ее на прикроватную тумбочку – на самую середину. Его руки заметно дрожали.
- Джинн, ты тут?
- Слушаю.
- А ты что, подглядывать будешь? Ты педик, как Гаррисон, да?
Джинн издал что-то похожее на хмыканье.
- То, что будет здесь происходить, не для меня уж точно. Гаррисон – это твой учитель? Наставников должно уважать…
- Да срал я на него, чтоб его павиан в жопу отымел! Джинн, скотина, где Кайл?
- Там же, где и был все это время, - джинн издал тихий, но отчетливый смешок. – На твоей кровати.
Картман медленно обернулся, надеясь, что зрение подвело его, что он попросту не заметил Кайла, что он так волновался… То есть он, конечно, не волновался – он бы яйца оторвал любому, кто бы так сказал, - но это, по крайней мере, было бы подходящим объяснением. Однако Кайла на кровати не обнаружилось – ни при первом взгляде, ни при последующих. Правда, приглядевшись, Картман увидел кое-кого. Свернувшись клубочком, рыжий на оранжевом покрывале, на постели сладко спал котенок. Когда Картман склонился над ним, чуть ли не носом касаясь вьющейся шерстки, котенок приоткрыл один глаз и посмотрел на него так, будто хотел сказать: «Что тебе, жиртрест?» Морда у него была наглая. Еврейская такая морда.
- Это что? – тупо спросил Картман.
- Это Кайл, - в тон ответил джинн. – Ты хотел быть главным, чтобы Кайл зависел от тебя.
- Но не так же! – Картман вскочил с кровати и в бешенстве затопал ногами. – Я так не хочу!
- Почему же? – джинн открыто насмехался, видимо, научившись у него самого. – Зато посмотри, как он покорен. Ты можешь разложить его прямо здесь!
- Меня сейчас вырвет! – Картман скривился. – Я хочу, чтобы Кайл был человеком! Пусть все будет нормально, без всяких свадеб!
- То есть ты хочешь, чтобы его сердце принадлежало тебе? – уточнил джинн.
- Да! – Картман поспешно добавил: - Только чтобы оно не было в контейнере для органов, не надо его расчленять, я сам… может быть. И не называй меня жирным, когда будешь выполнять!
- Это тоже желание? – переспросил джинн.
- Нет, конечно, дебил!
- Тогда исполняю предыдущее, о жирный владыка!

- Джинн, я клянусь, когда все кончится, я заставлю тебя сожрать собственные яйца!
- Что-то не так?
- Твою мать, ты еще спрашиваешь, что не так! Я не просил менять нас с Кайлом телами!
Картман с отвращением разглядывал собственное отражение – худощавая фигура взамен его массивной, заостренные черты лица, насмешливый прищур, в его исполнении больше походивший на оскал.
- Но его сердце теперь принадлежит тебе! И подумай, сколько перспектив открывается тебе в его теле. Ты сможешь соблазнить его, он ведь привык к себе, и…
- Заткнись! – Картман перешел на визг. - Вытащи меня отсюда! Немедленно!
- Я не понимаю, чего ты так бесишься. Кайл рядом, он теперь не сможет без тебя обойтись, ты к нему подберешься… Все как ты хотел.
- В чем проблема?! – Картман сдернул шапку и затряс огненными кудрями. - Я тебе скажу, в чем проблема, кусок эфирного дерьма! Это тело – еврейское! Мое тело – еврейское! Я – еврей! Я, блин, ненавижу евреев, и я теперь один из них! Ты нихрена не умеешь!
- Может, мой господин подскажет, что мне сделать? – в голосе джинна прозвучали опасные нотки.
Картман предпочел это проигнорировать.
- Значит, так. Делай все, как я скажу. Я – правитель Саус Парка… нет, Америки… а лучше всего мира. Все мне подчиняются. Моя власть безгранична. Я как Гитлер, и ношу такую же форму! А Кайл – пленный еврей. Последний живой еврей на Земле!
- Может, загадаешь что-нибудь другое? – поинтересовался джинн. – Например, богатство или славу?
- Ты тупее, чем была Кэти Холмс, когда выходила замуж за Тома Круза! Нахрена мне богатство, если весь мир будет моим? Все это и так будет мое! Давай, работай, иначе как дам по яйцам! И без жирного!
- Да, мой жирный хозяин.
- Ну твою мать!

Острый черный козырек кепки хищно выдавался вперед, бросая тень на верхнюю часть лица. Глаза от этого были почти не видны в полумраке комнаты, что придавало Картману зловещий вид, как он мог убедиться в зеркале. Блестели пряжка ремня и наплечные нашивки, если бы не это, серовато-зеленая форма сливалась бы с мрачными стенами комнаты.
Картман перекинул ногу через ногу. Люди, присутствовавшие в комнате, вздрогнули и вытянулись по струнке.
- Привести мне этого еврея, - небрежно бросил он, догадываясь, что уточняющих вопросов не последует.
И верно, сразу несколько человек кинулось к двери. Ожидая Кайла, он разглядывал помещение, в котором находился. Внимание его привлекли карты, висящие на стенах. На одной их них были все шесть континентов, закрашенные в алый, кровавый цвет.
Ждать долго не пришлось, к нему ввели Кайла. Грязная одежда висела на нем лоскутьями, лицо покрывали царапины, губы были подбиты и опухши. Но больше всего поражал его взгляд – мертвый, застывший.
- Ваше превосходительство, - обратился к Картману человек, единственный гражданский в комнате, - я попросил бы вас оставить мне еврея после того, как вы его допросите. Последний оставшийся в живых… Я должен его исследовать, понять, как он устроен, - его глаза сверкнули фанатичным огнем.
Последний еврей… Картман чувствовал себя счастливым, как никогда.
- Пошли все вон отсюда! – видя, что кое-кто не торопится, он рявкнул: - Не слышали?! Вон! Нахрен ушли, оставьте нас вдвоем!
- Но, ваше превосходительство, - робко произнес один из военных, - последнее покушение на вас было только вчера. Разумно ли вам находиться без охраны?
- Что? Какое еще покушение?! Весь мир – мой!
- И некоторым это не нравится, вы же знаете, - тихо ответил тот же человек. – Все больше недовольных уходят в подполье, организуют свои отряды…
- Ладно-ладно, я займусь этим. А теперь свали уже отсюда, ты мешаешь нам с Кайлом!
Когда все вышли, Картман вздохнул с облегчением и вперил жадный взгляд в Кайла. Тот стоял перед ним, опустив голову, со связанными за спиной руками. Живой, человек – Картман содрогнулся, вспомнив котенка, - послушный, как любимая кукла. Как самая любимая кукла.
- Что молчишь, Кааайл? – протянул Картман, вставая и подходя к нему. – Неужели тебе нечего сказать мне? Не о чем попросить?
Кайл молчал, и Картман, чувствуя себя неуютно, заговорил быстрее:
- Ты необычно тихий сегодня. На тебя подействовали методы моих людей, или у тебя выдался плохой день? - Картман засмеялся и приподнял Кайла за подбородок. – Видела бы тебя сейчас твоя жирная мамаша!
Лицо Кайла дрогнуло в его руке, губы дернулись и разомкнулись, в потухших глазах появилось что-то живое.
- Одно радует, - хрипло сказал Кайл, - что твоя мать мертва так же, как и моя, и ей не придется смотреть, каким дерьмом ты стал.
- Нет! – Картман затряс головой. – Моя мама жива! Джинн, не молчи! Скажи, что это правда!
- Тебе же говорили про покушения, - язвительно отозвался джинн. – Или ты и вправду думаешь, что родственники тиранов находятся в безопасности?
Картман лихорадочно соображал.
- Значит, так. Ничего не меняй, но пусть моя мама будет жива. Пусть сидит где-нибудь, где ее будут охранять. А Кайла и мир оставь мне.
- Как пожелаешь, жирный император мира, - равнодушно согласился джинн.
- Шикарно! А теперь убирайся, я не хочу, чтобы ты смотрел. – Картман пальцами сжал щеки Кайла. – Итак, на чем мы остановились? Ты, кажется, собирался мне отсо… Ну что еще?!
Дверь распахнулась, ударившись о стену, комната мгновенно наполнилась людьми.
- Ваше превосходительство, вам надо уходить! – торопливо сказал один из военных. – Бункер уже готов!
- Какой в жопу бункер? – Картман так и стоял, держа несопротивляющегося, вновь погрузившегося в безразличие Кайла.
- Это же ваш план! – собеседник указал на карту, которую Картман ранее разглядывал. – Люди бунтовали против вашего режима, чем плотнее вы сжимали кулак, тем больше ускользало сквозь пальцы. Чтобы не возникало восстаний, вы приказали взорвать мега-атомную бомбу. Счетчик уже установили, у нас есть два часа, чтобы добраться до комфортного бункера, обеспеченного всеми удобствами, где мы проведем ближайшие тридцать лет, пока первичные последствия радиации не перестанут действовать.
- Что?! – Картман отпустил Кайла и новым взглядом посмотрел на карту, только сейчас поняв, что алый цвет означал вовсе не захваченную им территорию, а зону действия бомбы. – Нет, так не пойдет, отмени взрыв!
- Я не могу, вы сами приказали не устанавливать отключение, чтобы никто не мог помешать.
- И я буду сидеть в бункере всю жизнь?! Да нахрена мне тогда власть, мир и этот сломанный Кайл? Джинн! А ну верни все, как было!
Никто не отзывался, и ему стало страшно.
- Ваше превосходительство, надо спешить, - сразу несколько рук подхватили сопротивляющегося Картмана под локти и потащили его к выходу.
- Отпустите меня! – он орал и отбивался. – Я ваш фюрер! Вы не имеете права!
- Он не в себе, - шепнул кто-то в толпе, увлекающей его за собой, - заговорщики что-то подмешали в его лимонад.
- Я прикажу убить вас всех! Джинн! Где ты шляешься, ублюдок?!
Его проволокли по траве – идти сам он не желал, силком заперли в машине и повезли. Кайла рядом не было, Картман видел, как его забрал с собой тот сумасшедший, что мечтал ставить на нем опыты. Улицы пустовали – должно быть, все приближенные давно перебрались в бункер.
- Джинн, верни все обратно, я тебе приказываю! – закричал он после попытки выбить ногами окно. – Ты обещал исполнять мои желания!
Машина резко остановилась, Картман чуть не полетел с сиденья. С улицы донеслось:
- Она взорвется раньше, чем мы полагали. Мы даже не успеем доехать.
- Вот дерьмо! – воскликнул другой голос.
Картман еще яростнее забился в закрытой кабине. Про него все забыли – перед лицом грядущей смерти возможное наказание было ничем.
- Джинн! – вопль вышел жалобным. – Верни все как было, я больше не хочу быть фюрером! Ну пожалуйста! Я не хочу умирать!
Люди издали слитный вопль ужаса. На горизонте стремительно поднялся воздушный столб. Картман вцепился в застопоренную оконную ручку.
- Джинн, я прошу тебя, ну хочешь, я признаю, что я жирный, хочешь? Только спаси меня!

Он закрыл глаза, ожидая неминуемой смерти, но она все не наступала. Только после деликатного покашливания поблизости он рискнул посмотреть, что происходит. Одетый в деловой костюм джинн расположился в кресле. У изножья его хвоста стоял дипломат.
- Наконец-то ты признал свою сущность, - джинн важно поправил галстук.
Картман все не мог отдышаться, поэтому ехидство осталось безнаказанным.
- Пока ты развлекался, - продолжал джинн, - я изучал ваше время. У вас побольше возможностей, чем было пять тысяч лет назад, так что вскоре ты обо мне услышишь. Кстати, я кое-что узнал. Лампу подарили не тебе, а Кайлу, а ты ее спер, так как думал, что в коробке еврейский медальон, который дарят на шестнадцатилетние.
- Не твое дело, - Картман окончательно оправился и выглядел собранным и довольным. – У меня осталось еще одно желание, и я придумал, как сделать так, чтобы ты не смог меня обмануть.
- Не, чувак, ты в пролете, - джинн достал из верхнего кармашка пиджака кубинскую сигару, неторопливо обнюхал ее и щелкнул невесть откуда появившейся зажигалкой. – Я даже закрою глаза на то, что ты украл лампу, хотя мог бы запросто посадить тебя за воровство. Ты мне симпатичен – такой прикольный жирный пацан, и я сделаю вид, что не знаю об этом. Но ты уже израсходовал все желания!
Картман попробовал возразить, но джинн его перебил: - Я считал и уверен, что ты потратил все семь. Поверь, джинны не лгут. Разумеется, если дело не касается финансов, - он схватил зазвонивший телефон и прокричал в трубку:
- Покупай все акции, я точно знаю, они пойдут вверх!
Отключившись, он лукаво улыбнулся.
- Устроился консультантом у конкурента.
Картман медленно сказал:
- Но что же мне делать с Кайлом? Я так и не тра… так и не тра… - его глаза наполнились слезами.
- Э, пацан, не реви, - джинн встал и подхватил дипломат. – Могу дать тебе совет: если хочешь его, не жди помощи от джинна и прочих фантастических существ, а иди и предложи ему встречаться. Ну, то есть не сразу, поухаживай там за ним… попробуй ради разнообразия не оскорблять его семью…
Картман шмыгнул носом и посмотрел на джинна сквозь непролитые слезы.
- Я уверен, у тебя все получится. Ладно, я пошел. Пока, жирный! – джинн завернулся вокруг своей оси и удалился в подпространство.
Картман был занят – он сгибал один за другим пальцы.
- Да точно оставалось одно… - пробормотал он. – Гребаный джинн меня надул!

- У! – сказал павиан.
- Что ты здесь делаешь? – удивился мистер Гаррисон. – А ну кыш отсюда! Тупая обезьяна, что тебе… ааааааааа!

@темы: Саус Парк, Фанфик, Слэш

URL
Комментарии
2011-07-13 в 09:57 

Inkaly
And if I swallow anything evil Put your finger down my throat. If I shiver, please, give me a blanket, Keep me warm, let me wear your coat
:beg::beg::beg::beg: Чудесно, джин такой с фантазией вышел:smirk:, Картман очень в характере, концовка:lol:

2011-07-13 в 20:04 

FairyFoxy
Обернись. Ты здесь не один.
Ооо, спасибо)

URL
2012-08-31 в 04:14 

АХАХАХА!!! НУ И КОНЕЕЕЦ! А я сразу подумала что Картман зря ляпнул про павиана :DDD
Шикарный фанфик! Картман получился самый ни на что есть натуральный))
У меня теперь истерика! D:

URL
2012-09-03 в 18:59 

FairyFoxy
Обернись. Ты здесь не один.
Спасибочки^^

URL
     

Fairytales

главная