FairyFoxy
Обернись. Ты здесь не один.
Название: Правила выживания.
Автор: FairyFoxy
Отказ от прав: не претендую на то, что позаимствовала из оригинального произведения.
Пейринг: Картман/Кайл.
Рейтинг: PG-13.
Размещение: я не против, но прошу уведомлять меня об этом.
Написано для Батон ГАШ по заявке: дико экшновый фик с кайманом или редким пейрингом, который формируется непосредственно во время действия. никакого everyone is gay; было бы здорово, если бы фик действительно был в духе Саус парка. Юмор приветствуется, рейтинг - на усмотрение автора, не сюр, не дарк.

– Кайл, Кайл! Пс! Эй, Кайл! Еврей, твою мать!
Кайл застонал. Звук собственного голоса прозвучал так хрипло, что он немедленно разомкнул веки, еще прежде, чем окончательно пришел в себя. Свет немилосердно ударил по глазам, и он зажмурился.
– Я так и знал, что ты не сдох! – оживленно зашептали где-то совсем рядом. – Не могу сказать, что был бы рад этому в любой другой ситуации, но в той жопе, в которой я оказался… Короче, Кайл, кончай помирать, ты мне срочно нужен!
Голова никак не желала начинать соображать, однако говорящего Кайл идентифицировал. Картман, разумеется. Ну еще бы, с кем другим он мог оказаться в непонятном положении, когда плохо думается, руки не чувствуются, а во рту организовалась небольшая Сахара.
– Заткнись, жирный, – прохрипел он и с трудом приоткрыл глаза.
Какой-то миг мир предстал перед ним сплошным расплывающимся пятном, но он моргнул, и очертания окружающих предметов обрели четкость.
– Где мы? – спросил он, крутя головой. Вместе со зрением к нему возвращались и прочие ощущения. Жесткий пол холодил ноги, мрачные неровные стены, казалось, источали отчаяние, и только в крохотном зарешеченном окошке виднелся край чистого неба. Второе подобное окошко было в массивной двери, целиком сколоченной из досок. Кайл не сомневался в том, что она была заперта, как и в том, что засов находился с другой стороны. – Это что, тюрьма?
– Твою мать, Кайл! – взвыли под ухом. Он повернул голову вбок. Справа от него, почти вплотную, сидел на полу крайне недовольный Картман с привязанными к прикрепленному к стене кольцу руками. Кайл попробовал пошевелить своими, онемевшими, и понял, что он находится в той же позе.
– Что, жиртрест?
– Ты что, не врубаешься, где мы? Ты слепой?! Не видишь, на что похожа эта гребаная комната и наша гребаная одежда?!
Стоило Картману сказать это, как Кайл, ошеломленный положением, в котором он оказался, наконец обратил внимание на то, что на них обоих отнюдь не привычная одежда. Куртки из плотной кожи, матерчатые штаны, сапоги, которые смотрелись бы естественно на ковбое с Дикого Запада, но никак не на американских школьниках. Тряхнув головой, он не почувствовал привычной тяжести шапки, но волосы определенно что-то покрывало.
– Ну и что это, по-твоему? – Кайл немного расслабился. Судя по всему, нападать на них по крайней мере пока что никто не собирался, так что необходимости в крайней спешке не было. – Диснейленд?
Картман вздохнул и посмотрел на него, как на умственно отсталого. Кайл ненавидел этот его взгляд.
– Я повторяю: комната ничего тебе не напоминает? А прикид ковбоя Мальборо? Нет? Абсолютно ничего?
Кайл даже не попытался делать вид, что задумался. Без всякого сомнения, это очередные штучки Картмана, и он будет последним дебилом, если попадется на них и даст повод спеть очередные «Ня-ня-ня-ня-ня-ня, ты повелся!»
– Картман, это – не прикол, как и дерьмо в моем рюкзаке, мыльный тако и то, что ты налепил на мою спортивную форму. Это тупо. Давай отвязывайся.
– Кайл, боже мой, Кайл, – он сокрушенно покачал головой. – Нет, серьезно, нельзя, просто нельзя быть таким ограниченным. Хотя, возможно, ты не виноват. Когда мы освободимся, я проведу исследование, есть ли у евреев воображение.
– А давай форсируем события? Я называю тебя жиртрестом, ты проходишься по моему народу, потом это повторяется раз двадцать, я говорю, что ты никогда не получишь того, чего ты сейчас добиваешься, чего бы ты ни добивался, ты меня отцепишь, и я дам тебе по яйцам. Мне совершенно не хочется тратить время на эту твою херню, так что давай начнем с того момента, где ты меня отцепляешь.
Картман долго и в голос выдохнул.
– Ладно, Кайл. Попробуем по-другому, как с умственно отсталым. Вот, например, эта дверь. Где ты в последний раз видел такие двери?
Кайл почувствовал, как постепенно начинает закипать.
– Я сказал, что не играю в твои игры!
– О’кей. Посмотри на дверь внимательно. Что она тебе напоминает?
– Это какой-то психоаналитический тест? – начал Кайл, но тут упомянутая дверь распахнулась, и на пороге выросла затянутая в темный балахон фигура, сжимающая в руке посох. Он обратился к вошедшему: – Послушайте, я не знаю, сколько этот жирный придурок вам заплатил, но это незаконно, и вы это знаете! Может, он сказал вам, что я не против, но это неправда! Или что я оскорблял вашу семью, убил вашу собаку или нарисовал задницу на вашем окне, но этого не было!
– Он тоже тебе ничего не напоминает? – прошептал Картман, махнув подбородком в сторону человека в балахоне.
Переступив порог, незнакомец стянул капюшон, мягкими складками покрывавший лицо, и Кайл в первый миг вздрогнул.
– Классный грим, – оценил он. – Только щеки я бы сделал менее впалыми, хотя так тоже… впечатляюще.
– Вы, посмевшие вторгнуться в пределы моей страны, – шелестящим голосом начал вошедший, – сообщите свои истинные имена, иначе вас ждет медленная и мучительная смерть! – и он зашелся в лающем кашле.
– Слишком много пафоса, – Кайл поцокал языком. – А так – неплохо. Актерские курсы в Денвере?
– Кайл, заткнись, пожалуйста!
«Пожалуйста» от Картмана было чем-то новеньким, и Кайл перевел на него взгляд. Картман уставился на него, округлив глаза так, что он даже испугался, как бы они не вылезли из орбит.
– Что?
– Ты не видишь, что он настоящий?! Что здесь все настоящее? Мы где-то в сраном параллельном мире, или в какой-то тупой фэнтези-игре, не важно! А этот чувак – Темный Повелитель!
Кайл посмотрел на того, кого назвали Темным Повелителем, потом на самого Картмана.
– Знаешь, Картман, если бы ты меньше сидел за компьютером, то был бы в курсе, что за пределами игр тоже есть жизнь. Я не могу понять, ты придуриваешься или серьезно веришь в то, что несешь?
– Как ты тогда объяснишь это? – Картман выразительно покосился на черный витой посох, который наставили на них, очевидно, чтобы поторопить. – Послушай, Кайл, в любом фантастическом мире есть свои правила выживания. Если ты их соблюдаешь, остаешься жив. Так что помолчи и дай мне все разрулить.
– Ладно, рули, – Кайл прикрыл глаза и прислонился все еще гудящей головой к хранящей стылый холод стене. Он ни на грамм не поверил Картману, но счел за лучшее не вмешиваться. Хочется ему играться – так пожалуйста, главное, чтобы его в свои развлечения не впутывал. Чем меньше он, Кайл, ему мешает, тем быстрее все это закончится, а там уже Картман огребет за то, что притащил его в это место и прицепил к стене.
Разговор Картмана с владельцем посоха длился так долго, что Кайл чуть не задремал. Он не особо вслушивался в то, что они обсуждали – какие-то Горы Мрака, Темный Артефакт, Великие Войны – все это было сущим бредом и не стоило его внимания. Он оживился, только когда его освободили и предложили следовать в Хранилище.
Непонятным предметом на волосах оказался тюрбан. Дурное предчувствие холодком скользнуло по лопаткам.
Кайл послушно прошел коридором, поднялся по паре пролетов лестницы и, дождавшись удобного момента, нырнул в боковой проход и побежал что есть духу. Каблуки сапог предательски стучали о каменный пол, и он все прибавлял ходу, опасаясь погони.
Проход вывел его в просторное помещение с потолком, терявшимся в темноте. Освещали зал гроздья свечей вокруг постамента, на котором лежал амулет из металла, поразительно похожего на золото.
Кайл прошел мимо, не сбавляя шага, и вдруг незамеченные им прежде двери в дальнем конце зала открылись и внутрь вбежали люди в доспехах, вооруженные мечами и щитами.
– Твою мать, – тоскливо протянул он, оглядываясь в поисках чего-либо, чем можно обороняться.
– Кайл! – раздался крик Картмана. – Хватай Талисман и беги!
– Я не буду ничего трогать! – крикнул в ответ Кайл, отступая к стене.
Разбросав в стороны стражников своим немаленьким телом, Картман ворвался в зал, сцапал амулет и бросился на помощь Кайлу, размахивая изогнутым мечом. Охрана развернулась к нему, Кайл проскочил мимо них и кинулся к той двери, откуда появился Картман. Следом за ним пыхтел и сам Картман, звенело железо, вопли стражников эхом ударялись о стены.
Они галопом проскочили пару коридоров и оказались на улице. Местность была более чем странной – зеленая долина, окружавшая замок, откуда они выбежали, полого спускалась к поблескивавшей вдалеке реке. Ничего подобного в Колорадо быть не могло, особенно осенью, которая, как знал Кайл, наступила вот уже месяц назад.
– Скорее! – Картман дернул его за рукав. – Ты же слышал, у них есть конюшня! Надо найти ее!
– Я не знаю, как ты, Картман, но я не умею ездить верхом! – он выкрикивал это уже на бегу, а позже, скача на единственном найденном им коне, вцепившись в спину Картмана и ощущая неровность земли каждой болящей мышцей, не мог найти ни единого разумного объяснения, зачем поддался этому сумасшествию.
Ночевали они в глубине леса, который расстилался за рекой. Конечно, это был Темный, Ужасный Лес, полный Кошмарных Созданий, однако Кайлу было не до осознания бедственности их положения – он никак не мог найти позу, в которой бедра бы не так болели. Картман, тем не менее, был жизнерадостен и даже развел костер и разделил между ними украденные из замка припасы, сильно напоминавшие еду, которую предпочитали спортсмены.
– Ты слишком жирный, поэтому тебе не больно, – простонал Кайл, легкими касаниями разминая ноги.
– Я не жирный, у меня кость широкая! – огрызнулся Картман из-за фляги с водой.
Кайл вздохнул.
– Я хочу обратно в свой нормальный мир, где не надо ездить на лошадях и ночевать в лесу.
– Если ты не бойскаут, – заметил Картман. – Кайл, будешь следовать правилам этого мира – в конце вернешься в свой.
– В конце чего?
– В конце квеста, конечно. Разве ты не слышал, как Темный Повелитель рассказывал о Талисмане? Он говорил, что…
- Картман, ты не поверишь, но мне насрать, – Кайл улегся на бок, с трудом удерживаясь, чтобы не взвыть от боли. – И как хочешь, но больше верхом я не поеду.
– Хорошо, пойдем пешком, – Картман поднялся и подошел к нему. – Большинство квестоходцев пользуются только своими ногами, лошади – это роскошь.
– Угу, – Кайл приподнял голову. Картман топтался рядом с ним. – Жалко, что нам не оставили мобильники.
Спустя минуту он добавил:
– Картман! Ты не будешь спать рядом со мной! И мне плевать, что насчет этого говорится в твоих правилах!
Под утро он в полусне сам придвинулся к Картману. Правила правилами, но на рассвете от земли потянуло холодом.
Следующие ночи они где только не устраивали стоянки: у подножий вулканов, в глухих чащобах, посреди пустынь и даже на деревьях в Лесу Эльфов. Эльфов, они, правда, не встретили, но Картман, обзаведшийся картой, уверял, что им просто не повезло. Или повезло, это как посмотреть, по его словам, эльфы отличались нелюбовью к прочим расам и невероятной меткостью в стрельбе.
Кайл воспринимал все случившееся с ними со стоическим терпением. Куда бы не заносил их путь, он сохранял угрюмое молчание и отказывался следовать правилам попавших-в-фэнтези-мир.
Падая с отвесного утеса, он, вместо того чтобы высматривать огромную птицу, которая могла бы подхватить его на могучую спину, махал руками так отчаянно, что уцепился за ползучее растение и, измученный и запыхавшийся, забрался обратно к Картману, который наверху разводил Костер Судьбы – подать Знак Магам, живущим за Синими Горами.
Захлебываясь водой в Великом Море, он не тратил время на призыв разумных обитателей вод, а намертво вцепился Картману в шею и не отпускал его, пока им не попался плот, разумеется, совершенно случайно оказавшийся за пару миль от берега.
– Никаких случайностей, – сказал Картман, как только смог отдышаться. – Это главное правило: если герои на стороне добра, им охрененно везет.
Кайл не сразу смог ответить, его зубы выцокивали мелодию настолько быструю, что у попытавшихся станцевать под нее чечеточников запутались бы ноги.
– Обосраться какое везение – чуть не потонуть, – он громко лязгнул зубами.
– Испытания – важная часть…
– Картман! – Кайл свернулся калачиком и обхватил руками колени, чтобы удержать остатки тепла. – Мне плевать на испытания! Я не буду слушать эти правила выживания! Я домой хочу, а ты все время играешь!
– Если ты думаешь, что это игры!..
Кайл обернулся ответить ему, случайно качнул плот, и ему в лицо плеснула небольшая волна. Застонав от отвращения ко всему в мире, он отвязал мокрое грязное весло и погнал плот к берегу, заставив Картмана, уверявшего, что стоит только подождать, и им помогут, чередоваться с ним.
На берегу воняло тухлой рыбой. Картман попытался сказать что-то про правила и получил веслом по спине.

– Нет, – твердо произнес Кайл и скрестил руки на груди. – Нет, нет, нет. Даже не надейся.
Картман, обряженный в женское платье, умоляюще смотрел на него от столба, к которому был привязан. Под ним медленно занимался первыми искрами хворост. Потолок пещеры время от времени издавал скрежещущий звук.
– Нет, Картман. Я не буду тянуть за этот рычаг. Это не приведет ни к чему хорошему. Или все нахрен обвалится, или произойдет какая-то другая херня.
– Это единственный способ спасти меня! – Картман вытер чумазое лицо в потеках слез о плечо. – Неужели ты допустишь, чтобы твой друг погиб?
– Ну, во-первых, ты мне не друг. А во-вторых, меня заколебали эти рычаги, амулеты и волшебники! Что бы я ни делал, все равно получается, что я играю по правилам! – Кайл с трудом справлялся с гневом. – Я не хочу выполнять этот квест! Если жители этого мира такие придурки, что не могут справиться сами!..
Потолок треснул и начал обваливаться, здоровенная плита нависла над Картманом.
– Кайл, пожалуйста! – взвыл тот. – Я тебе заплачу! Сколько ты хочешь?! Я же знаю, у всего есть своя цена, особенно для евреев!
– Это дело принципа, – объяснил Кайл и двинулся к выходу из пещеры. – Не надеюсь, что ты поймешь.
– Каааайл! – неслось ему вслед. – Твою мать, как я тебя ненавижу!
– Выберется, – пробормотал он. – А жаль.
Потом были бешеные гонки на дрезине по разрушенной железной дороге и пространные объяснения Картмана – само собой, выжившего в той переделке, – откуда в этом мире рельсы. Бегство от отряда рыцарей и спасение захудалой деревеньки от вампира. Волшебные сапоги, которые заставили Картмана посреди ночи напасть на Кайла, впоследствии чего первый получил переливающийся оттенками синего и красного синяк на плече. А потом Картман застрял в ветках кустов.
Кайл обошел его по кругу.
– Когда-нибудь это должно было случиться. Ты слишком много жрешь.
Картман молчал.
– Ты даже здесь находишь, что сожрать. А потом залезаешь в кусты, не выходишь оттуда по полчаса и застреваешь.
Картман тихо вздохнул.
– Самым лучшим было бы кинуть тебя здесь и уйти. Может, тогда это все кончится. Никто не будет доставать меня с правилами и говорить, что я и когда должен делать, чтобы завершить квест. О чем я, никакого квеста не будет – Талисман же у тебя!
– Ты меня не бросишь, – Картман сощурился. Кайл с интересом посмотрел, как надуваются его щеки и уменьшаются глаза.
– С чего ты взял?
– Я тебя все равно догоню.
– А, ну да, действительно, как я не подумал, – Кайл сделал пару неуверенных шагов и остановился.
– Кайл, тебе кое-что не кажется странным?
Кайл против воли коротко рассмеялся.
– Ты только сейчас заметил кое-что странное? Картман, твоя тупость переходит все пределы!
– Я не о том. Вот смотри: мы уже три недели здесь, и за все время почти не ругались. Ладно-ладно, я имею в виду, не ругались так, как раньше, чтобы пытаться друг друга убить.
– Вообще-то в последний раз я пытался сделать это утром, но яд почему-то не сработал. Ты не чувствуешь слабости? Голова не начала болеть?
– Кайл, это не смешно! – Картман дернулся вперед, но только еще больше застрял в колючках. – Мне кажется, все эти события по-настоящему сблизили нас и подвели к еще одному правилу выживания.
Кайл устало приложил руку ко лбу.
– Что за правило?
– Правило номер девять. Если герои долго путешествуют вместе, они обязательно влюбляются друг в друга.
– Вашу мать… – пробормотал Кайл. – Я уверен, что ты сам его и придумал. Картман, мне реально надоели твои заскоки. Когда я вижу твою жирную физиономию, мне хочется не поцеловать тебя, а как следует врезать. Запомни это как первое и единственное правило от меня.
– Ты не можешь всегда сопротивляться правилам! – выкрикнул Картман.
Вместо ответа Кайл принялся одну за другой отцеплять ветви от его куртки. От удивления Картман замолчал – на время, которого оказалось достаточно, чтобы полностью освободить его.
– А что это ты мне помог? – с подозрением спросил он.
Кайл закатил глаза.
– Потому что я уже пробовал не помогать, и это заканчивалось еще более хреново.
– Да пошел ты! – невпопад заявил Картман. Его губы дрожали, а в глазах горела злоба. – Вот увидишь, дальше будет только хуже! И это твоя вина, так как хоть в этом мире и нет Христа, все равно ты бы и здесь его предал, ведь нельзя верить евреям, никогда нельзя!
– Картман, тебя там в кустах кто-то за задницу укусил?
– Ты меня понял, – Картман ткнул в него пальцем. – Все будет еще хуже!
Кайл и не сомневался. Он догадывался, что судьба, которая от него отвернулась, продолжит стоять к нему задним местом. Единственное, чего он не знал – насколько хуже все будет.
Над верхушкой гор полыхал закат. Где-то в тенях скал печально перекрикивались птицы. На алтаре умирал Картман.
– Я не буду его целовать! – сказал Кайл.
Великий Маг сокрушенно покивал.
– Понимаю, внешний облик этого юноши далек от идеала… – «Засунь свою зависть себе в жопу!» – еле слышно прошипел Картман. – Но, мой друг, высшие силы сводили вас столь упорно не для того, чтобы ты в решающий момент отказался от их дара. Ты два раза спасал его, и вот настал третий, когда не обойтись без Поцелуя Жизни.
– Первый раз я вообще-то не стал его спасать, – буркнул Кайл. – И что, этот поцелуй остановит действие проклятия? А почему я должен это делать? Может, кто-то другой? – он внимательно посмотрел на собеседника.
Великий Маг поперхнулся.
– Я слишком стар, и мое сердце слабо, – торопливо проговорил он.
– Да не хочу я его целовать! – Кайл скривился. – Это похоже на какое-нибудь идиотское правило! Я не буду делать так, как они говорят!
– Тогда он умрет, и его миссию придется выполнять тебе.
– Да? – Кайл нахмурился. – Ну… В таком случае… – он перевел взгляд на губы Картмана. – Ладно, это всего лишь поцелуй.
Он медленно наклонился и, опираясь на руки, начал приближаться к лицу лежащего на алтаре. Картман на секунду приоткрыл глаза и тут же закрыл и вытянул губы трубочкой.
– Вашу мать, – дыхание Кайла было единственным, что разделяло их.
– Давай же, – подгонял его маг, – его душа сейчас покинет тело! – тяжелый прерывистый кашель сотряс его тщедушное тело.
Кашель, который Кайл сравнительно недавно слышал совсем у другого человека.
Составить цельную картину ему помешал Картман, обхвативший его за шею и притянувший к себе. Для почти мертвого целовался он чересчур… жизнелюбиво.
Кайл отпихнул его лицо ладонью и через силу вырвался из объятий, перешедших в захват.
– Я вас узнал! – крикнул он, наставив руку на того, кто представился Великим Магом. – Это вы были Темным Повелителем! Вы так же кашляли!
– Проклятый рак легких, – лже-маг вынул из складок мантии пачку сигарет и закурил. – Не возражаете?
– Все, ребята, сворачиваемся!
Огромное полотно с закатом унесли, колонки, из которых слышались имитирующие крики птиц звуки, отключили, алтарь Картман продал одному из костюмеров. Когда он убирал деньги в карман, Кайл, до этого приходящий в себя и пытающийся не взорваться от злости, подошел к нему.
– Скажи мне одну вещь перед тем, как я тебя убью, – он сжал руки в кулаки. – Нахрена это было нужно? Тебе было скучно?
Картман беспечно облокотился о декорацию в виде скалы.
– Правило номер десять, Кайл, – видя, что тот начал надвигаться на него, он выставил перед собой ладони. – Это. Просто. Случается.
И прежде чем Кайл мог что-то сказать, он добавил:
– К тому же это было весело. Разве нет?
– Кажется, там происходит что-то ужасное, – сказал гример костюмеру, затаскивая связку копий в трейлер. – Может, стоит помочь?
– Неа, – костюмер выплюнул изо рта зубочистку. – Этот жирный парень надул меня на пять баксов. Пусть теперь получает свое.
Над скалистой новозеландской равниной разносились вопли, вспугивающие птиц с гнезд и мелкую живность из нор.
– Кайл, заканчивай! Кайл, я серьезно, заканчивай! КААААЙЛ!

@темы: Саус Парк, Слэш, Фанфик